По ту сторону небес. Глава 4. Противовес

На растерянность молодого доктора никто не обратил ровным счетом никакого внимания. Андриель распахнул балконную дверь, впуская морозный воздух, то ли для того, чтобы закурить, то ли чтобы выветрить из квартиры тяжелые запахи чужих страданий.

Джоэль продолжал сосредоточенно обрабатывать спину несчастной девушки. Поднял взгляд на Палмера и нахмурился:

— Крис, ты в порядке? Выглядишь как первокурсник в морге.

— Не уверен, — честно признался тот, безрезультатно пытаясь совладать со странными ощущениями. — С тех пор, как вы все вошли в мою жизнь, со мной происходят странные вещи.

Он отошел к балкону, подставив лицо легкому морозному ветерку, что помог немного прийти в себя.

Андриель щелкнул зажигалкой, все же запаливая сигарету, чтобы затянуться и приобнять приластившуюся к нему Хотару.

— Ну, во-первых, — начал он, выдыхая едкий дым, — это не мы вошли в твою жизнь, это ты вернулся в наш мир. Во-вторых, говори конкретнее, я не могу читать твои мысли.

— Хорошо, можно и конкретнее. Ощущения и эмоции окружающих, я их чувствую. Нет. Я их проживаю.

Отчего-то признание вышло раздраженным и злым, хотя он искал помощи, а не упрекал кого бы то ни было в неожиданно свалившихся на него проблемах. Вот только, кажется, никого сим признанием не удивил.

Сделав еще одну затяжку и стряхнув пепел, Андриель спросил:

— Это началось после того, как ты призвал Хотару?

— Да, — протянул Палмер.

Конечно, следовало догадаться, что и к этому приложил руку бывший наставник. Это его появление перевернуло привычную жизнь с ног на голову. Снова его накрыло волной раздражения. Раздражения, не принадлежащего ему, и Кристофер бросил взгляд на Алиту, пришедшую в сознание, но даже не пытавшуюся сесть. Почти сломленную потерей, с мыслью о которой не смогла свыкнуться все это бесконечное время. Естественно, проблемы смертного, получившего непрошеный дар, казались ей ничтожными. Взгляд девушки остановился на сломанном клинке, что лежал на журнальном столике у окна, и Кристофер взял его, чтобы не рождал в голове падшей ненужные мысли.

— Пробудилась твоя эмпатия, — на удивление прямо ответил Андриель, поднимаясь, чтобы вместе с Джоэлем осторожно переложить девушку на диван. — Я ведь говорил, что в тебе дремлет огромная сила.

— По ощущениям — скорее проклятье, — невесело усмехнулся Кристофер, стараясь сдерживать чувства, которые могли передаться другим.

— У всего есть своя цена. Просто кто-то платит ее осознанно, а кому-то, как тебе, и выбора не предлагали. И неизвестно, кому хуже… — вдруг подала голос Хотару, аккуратно сворачивая окровавленный шелк.

Движения ее были скованными, вероятно, из-за боли, что она испытывала, сорвав иллюзию, с которой практически срослась за много лет. И только при этой мысли Кристофер понял, что неуловимо смущало его последние несколько минут: Алита осталась собой. И как первоклассник, он поспешил за ответом к наставникам:

— Ее иллюзия, разве она не должна… слететь, — подобрал он самое уместное, как ему казалось, слово, чтобы доставить девушке минимум боли.

— Это довольно сложно объяснить, — задумчиво начал Андриель, копаясь в телефоне, словно ища что-то важное. — Если говорить вкратце, то иллюзия срослась с ней и, будучи человеком, а пока она человек, она не сможет ее снять.

Вздохнув, Крис кивнул.

— Что ж, может, так оно и к лучшему.

Алите не придется начинать новую жизнь, делать документы на другую личность, искать работу… Увы, в человеческой жизни существовало слишком много условностей и нюансов, не соблюдая которые, ты оказывался изгоем или на дне. Нет, он бы, конечно, помог, но все же…

Человек. Крис порылся в своей сумке, чтобы достать обезболивающее, которое не лечило душевных ран, но облегчало боль физическую. Теперь оно должно подействовать. Но девушка, не до конца придя в себя, совсем по-детски закапризничала, отказываясь пить препарат, попыталась подняться с дивана. Крис легко удержал ее и попытался уговорить, но казалось, все бесполезно.

— Не мучайся, сделай укол, в аптечке что-то должно остаться, — заметил Андриель, прежде чем вновь поднести смартфон к уху. — Ричи, здравствуй еще раз. Ты меня убьешь, но я нашел тебе еще подопечного.

Кажется, на том конце бросили трубку, так как падший недовольно поморщился и убрал гаджет, заметив, что позвонит позже. Похоже, и в мире людей Андриеля не особо жаловали, как и его протеже. Впрочем, вряд ли простой смертный стал бы возиться с существами с той стороны, следовательно, тоже имел более чем долговременные контакты с ангелами смерти.

— Кто он, этот Ричард? — как бы между прочим, спросил Кристофер, погладив по волосам затихшую Алиту. Настрадалась…

— Тот, кто вечно разгребает чужие проблемы.

От фырчанья из пустоты Крис подпрыгнул, не в состоянии привыкнуть к подобному. Впрочем, уже через мгновение комнату затопил яркий свет, из которого вышагнул высокий голубоглазый блондин в простой не примечательной одежде, и только многочисленные тяжелые кольца цепляли восприятие. Казалось, он был крайне недоволен, даже разозлен, но продолжить гневную тираду не успел — с радостным восклицанием на нем повисла Хотару.

Ангел. Так странно, у Кристофера сложилось впечатление, что ангелам нет дела до падших и прочих существ, обитающих среди смертных.

В объятиях Хотару ангел явно поостыл и тихо вздохнул, прежде чем мягко отстранить ее и подойти к Алите, осматривая раны.

— Ты же знаешь, что падшие не мой формат, — тихо произнес он, аккуратно погладив девушку по волосам и взглянув на Андриеля. — Они плохо уживаются среди другой нечисти. Они нестабильны, а у нас дети…

— Но и здесь ее оставлять нельзя. Ее вообще нельзя в таком состоянии оставлять одну, — заметил Джоэль, пожимая ангелу руку в знак приветствия.

Ситуация складывалась невеселая, Алиту точно мячик пытались отправить в те ли иные ворота, в которых твердо и непоколебимо стоял вратарь, и Кристофер не выдержал, закуривая:

— Я возьму отпуск и посижу с ней. Только объясните нюансы ухода.

— И речи быть не может, — жестко отрезал Андриель и вновь посмотрел на Ричарда, немного смягчаясь. — Ричард, послушай, я понимаю, что на твою голову свалилось слишком много всего, но это часть того пути, что ты выбрал, и…

— И я готов был его пройти. Ровно до того момента, как ты разрушил всю систему, что мы выстраивали от начала времен! — взрыв ангела был перманентен, словно бы сдетонировала старая мина, его гнев и раздражение наполнили комнату мгновенно, но почти так же быстро все пошло на спад и, устало вздохнув, он обессиленно потер лицо ладонью. — Черт с тобой, я заберу ее. Но если ты еще раз позвонишь мне в ближайшие лет пять, клянусь Отцом, я убью тебя.

Воздух в помещении точно выгорел, и Кристофер судорожно перевел дыхание, подавившись табачным дымом. Так вот в чем дело. Конечно, разве при устоявшемся тысячелетиями порядке кто-то мог бы так долго безнаказанно убивать ангелов? Вот что стало причиной лишения Андриеля крыльев. Но как же он отважился, безумец?

На лице падшего не дрогнуло ни одной мышцы. Он остался абсолютно спокоен, даже ничего не ответил. Не нашел слов или не считал себя виноватым? Кто знает…

Ричард же перестал обращать на него какое-либо внимание, полностью посвящая себя работе с Алитой и, судя по всему, погружая ее в глубокий магический сон. Кристофер понимал, так для девушки будет лучше, ангел позаботится о ней профессиональнее, чем простой смертный, но не мог остаться спокоен, попросив возможности навестить ее. В конце концов, в каком-то смысле, он несет за нее ответственность. Ну, да, присутствовал и еще один интерес, но Алита оставалась главным пунктом.

Ангел, видимо, считал так же, а потому лишь мимоходом вручил визитку. И, стоило ему взять карточку в руки, сознание Палмера пошатнулось. С одной стороны он видел обычную визитку человека, занимающегося волонтерством и благотворительностью. С другой, он точно видел предложение помощи для детей тьмы. Причем он не до конца понимал, как это возможно и как отделить одно от другого.

На какой-то миг Кристофер выпал из реальности, пытаясь ухватить хвост промелькнувшего воспоминания, а когда пришел в себя, ангела и его новой подопечной уже простыл и след. Нет, отпуск ему все же не помешает. На кой-то миг захотелось, чтобы все оказалось болезненным бредом, но за сумасшествие хватался скорее по привычке. Судорожно вздохнув, осел на диван, пытаясь побороть остатки головокружения и дереализации. Хорошо хоть до деперсонализации еще не докатился… Может, происходящее и являлось реальностью, но вот то, что разум Криса находился в пограничном состоянии, было очевидно.

Побледневший Андриель извинился перед присутствующими и удалился в спальню. Похоже, силы окончательно оставили его. И теперь Крис был уверен, что падший не запускал физическое состояние, просто не мог бесконечно сражаться с этим…

— Джоэль, можно с тобой поговорить?

— Да, конечно, — отозвался мужчина, собирая инструменты. — Что такое? С девочкой твоей все в порядке будет. Ричи, хоть и бузит, но от своего дела не отступится.

Кристофер кивнул, давая понять, что ничуть не сомневается в загадочном Ричарде.

— Я хотел поговорить об Андриеле, — отчего-то смущаясь, как первоклассник, признался он. — Не знаю, что он сделал в прошлом, но я вижу, как он страдает, и хотел бы помочь. Облегчить его муки.

— Удивительный альтруизм и человеколюбие, учитывая ситуацию. Я бы на твоем месте хотел его придушить, — тихо засмеялся глава медслужбы, проходя на кухню, чтобы заварить свой фирменный травяной чай. На кухне Андриеля он ориентировался легко, из чего Кристофер делал вывод, что Джоэль был здесь частым гостем. — В любом случае, состояние его спины зависит от состояния сильно пошатнувшейся психики. Он выбит из равновесия во всех смыслах. Ему нужен противовес, то, что сможет удержать его.

Эмоциональное и психическое состояние, ну конечно, потому Андриель и хотел, чтобы бывший хранитель поговорил с подопечным. Эрелим страдал не столько от ран, сколько от разлуки с тем, в чьей жизни и судьбе принимал участие с самого его рождения. От того, что фактически оказывался по другую сторону. А отчего страдал бывший наставник?

— И что могло бы стать этим противовесом?

— Ты, — подавая чай, немного удивленно отозвался мужчина, словно ответ был очевиден.

И настало время удивляться Кристоферу:

— А я при чем?

Да, в другой жизни они работали вместе, все так, но противовесом, насколько он понял, могло стать только что-то очень дорогое, ценное. Кристофер нахмурился, вновь вспоминая слухи, что гуляли по отделу, обрывочные фрагменты, всплывающие в памяти о прикосновениях наставника, таких уверенных и словно осторожных одновременно. Об улыбках, что предназначались верному юному секретарю, и вкрадчивом тоне, отличном от того, каким глава отдела привык отдавать приказы. Нет. Нет, не может быть, чтобы они спали вместе!

Наверное, его мысли отразились на лице слишком явно, потому как Джоэль усмехнулся и, сделав глоток чая, спросил:

— Ты помнишь, как быстрее и легче всего можно восстановить энергетический баланс?

— Нет, — соврал Кристофер, отказываясь допускать даже мысль о том, чтобы лечь под мужчину, кем бы тот ни был. Нет. Это совершенно исключено.

— Как ты мог работать в первом отделе, совершенно не умея врать? — улыбнувшись, поинтересовался мужчина, сделав еще один глоток. — Это самый быстрый и простой способ.

Значит, в этот раз они пойдут длинным путем. Лицо горело, не удивительно, что его маленькая ложь не прошла. Сделав глоток чая, Кристофер открыл форточку, впуская свежий воздух и ветерок, что причудливо всколыхнул занавески.

— Но не единственный же, верно?

Во всяком случае, он на это отчаянно надеялся, ведь способ, обозначенный Джоэлем, во-первых, не факт, что сработает, учитывая произошедшие изменения, а во-вторых… просто нет.

Джоэль устало вздохнул, но спустя мгновение в его руке, словно сотканный из чистого света, материализовался перстень из ангельского серебра с прозрачным камнем, который можно было принять за обыкновенную стекляшку.

— Вот. Носи его неделю. Он сконцентрирует в себе некоторое количество твоей энергии. Затем передашь Андриелю. Сильно это ему не поможет, но хоть немного состояние облегчит.

— Окей.

Подобный способ Кристофера более чем устраивал, и он без разговоров принял дар, надевая на палец. Металл приятно холодил кожу, и уже через минуту Крис понял, что не хочет снимать украшение. Прямо «Властелин колец» какой-то…

Кухня погрузилась в молчание, поэтому, как только с чаем было покончено, Джоэль засобирался прочь, заметив напоследок, что если что-то пойдет не так, то Крис знает, как его найти. Хотару ушла по-английски, как истинная леди, и они с падшим остались в квартире одни.

— Я останусь у вас на ночь, — объявил он, заглянув в чужую спальню. — Присмотрю за вами.

— Просто признай, что не хочешь никуда тащиться в столь поздний час, — Андриель, до того момента лежащий на постели в темноте, чуть улыбнулся, присаживаясь и убирая в шкатулку сверкнувшую в лунном свете цепочку из ангельского серебра.

Ту самую, что носил в его воспоминаниях?..

Кристофер не ответил. Они оба все прекрасно понимали, так зачем зазря сотрясать воздух? Вместо этого он прошел на кухню и взял на себя смелость сварить кофе, и не ошибся. Андриель пришел, когда по квартире распространился неповторимый аромат.

— Я просто подумал, что нам есть что обсудить. Верно?

Мужчина пожал плечами, опускаясь на стул и застегивая украшение на запястье.

Взгляд то и дело цеплялся за эту цепочку. Кристофер не знал, чем она так привлекала его внимание, ведь такие цепочки на руку носили все ангелы смерти. Ангельское серебро предупреждало об опасности и использовалось даже как силки, видоизменяясь по желанию хозяина. Но все равно в цепочке Андриеля было что-то, что отличало ее от остальных. Не в силах побороть любопытства, Палмер протянул руку, чтобы взять забытое на столе украшение, то и дело оглядываясь на дверь, в ожидании начальства.

Да, цепочка была совершенно обычной, но… Она не принадлежала Андриелю. Излучала чужую энергетику, незнакомую Крису. Кроме того, подушечкой пальца юноша нащупал место спайки. Ее чинили, а значит…

— Кристофер, — Палмер вздрогнул от мягкого оклика и, проморгавшись, посмотрел на собеседника, — что ты хочешь обсудить?

— Да, — как же трудно каждый раз возвращаться в реальность, точно выныриваешь из толщи воды, чтобы сделать глоток воздуха. — Вы так и не рассказали о клинке Алиты.

— А что о нем рассказывать? Ангельский клинок времен Падения, сломлен, вероятно, тогда же. Ангелов добивали именно им, — декларировав это так легко, будто перечислял список покупок, падший сделал глоток кофе.

Кристофер дернулся, и кофе плеснуло, попав ему на брюки, но он не спешил стряхивать горячую влагу. Нет. Алита не могла. Он прикрыл глаза, и пред внутренним взором предстало напуганное, изможденное существо, которое только отдаленно напоминало девушку, которую он знал. Вернее, ему так только казалось… Значит, Андриель прикрыл ее, смолчав.

— Тогда почему вы ничего не сказали?

Андриель задумчиво пожевал губу, прежде чем заметить:

— В ней не было их энергии. Иначе после поглощения такого объема она светилась бы как стоваттная лампочка, не то что… — болезненно поморщившись, проглотив последние слова вместе с кофе, и лишь запалив сигарету, заметил: — Ее удар ничего не менял. Акт милосердия, не более того…

С губ невольно слетел вздох облегчения, ведь ошибаться в людях Кристофер терпеть не мог, испытывая иррациональное чувство вины. Сделал глоток кофе, наконец, потерев остывшее влажное пятнышко на бедре. Посмотрел на собеседника, который в равной степени мог ничего не испытывать или скрывать свои эмоции.

— Тогда выходит, убийц было двое, и мы возвращаемся туда, откуда начали?

— Получается так, — тихо заметил падший, выдохнув сигаретный дым.

Если он и был растерян, то не показывал этого, как всегда, держа марку. А он не мог не быть растерянным, в этом Крис был абсолютно уверен, даже тех крупиц информации, что он смог выудить из своих видений и снов, было достаточно, чтобы понять, что Андриель никогда не оказывался в центре событий, он всегда наблюдал за этим чуть свысока.

— Как по-вашему, кто еще может быть способен на подобное, и что за причины, цели толкают его на убийство?

Увы, самому Кристоферу не хватало сведений, тогда как падший должен быть знать. Кто, если не он, стоявший у истоков?

На несколько бесконечно долгих минут повисла тишина, тяжелая и гнетущая. И лишь затем падший признал, что понятия не имеет, кто мог бы сочетать в себе не просто желание и возможность убивать ангелов, но и мотив, подразумевающий под собой получение какой-либо выгоды. На этом разговор окончательно заглох, но Кристофер не пытался раздуть его снова, молча допив кофе и пожелав собеседнику доброй ночи, удалился на диван. Он был уверен, падший продолжает думать и перебирать в уме кандидатов, так что мешать ему сейчас считал не лучшей идеей.

Наутро, вполне ожидаемо, он застал Андриеля спящим. Пепельница на кухне стояла полная окурков, невольных жертв напряженной работы головного мозга падшего. Будить его сейчас было бы жестоко, и Кристофер ушел по-английски, спеша на дежурство. Дежурство. Бесконечно долгое и нудное, в отсутствии пациентов, которые вдруг именно сегодня решили не калечить себя и не болеть. Крис вдруг осознал, как много он пьет кофе, когда никто не останавливает. Как невыносимо тихо и скучно без смеха Алиты, без ее трескотни и заботы. Что если бы не она, он бы давно испортил себе желудок. Что Мари совершенно не так и не вовремя подает инструменты и работать с ней очень тяжело, то ли дело Алита, которая понимала с полуслова. Что он скучает и тревожится за ее судьбу. Забирали девушку в таком ужасном состоянии…

Когда привезли пациента с аппендицитом, Кристофер с головой погрузился в серую рутину, и не надеясь вырваться, как вдруг что-то цепануло слух. Обычно он не прислушивался к болтовне анестезиолога и медсестричек, но сейчас они с упоением обсуждали… вероятное увольнение Алиты.

— Говорят, ее вчера на больничный отправили. Болеет она, как же, ты ее видел? Она употребляет что-то, точно, — вещала Мари, не забывая, впрочем, о своих обязанностях.

Стало неприятно, хоть разворачивайся и уходи, но Кристофер не мог себе это позволить, а потому лишь грубо заметил:

— Рот закрой.

Болтушка примолкла, удивленно хлопая ресничками, ведь прежде доктор Палмер грубости никогда себе не позволял, но легче не стало. А он думал, у них дружный слаженный коллектив… Как никогда с начала видений, Кристофер остро почувствовал себя по ту сторону, и когда операция завершилась, быстро вышел, не поблагодарив бригаду за работу.

Быстрым шагом преодолев несколько коридоров, на ходу срывая маску и перчатки, он вылетел на улицу, жадно вдыхая холодный воздух. Его трясло, сердце колотилось, как сумасшедшее, и это было в высшей степени ненормально. Сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь нормализовать физическое состояние, и скоро ему это удалось. Другое дело чувства и эмоции, что переполняли, но не могли найти выхода. Он был слишком хорошо воспитан, чтобы воевать с женщинами и дураками. И слишком растерян, чтобы анализировать происходящее, только понимал — что-то неожиданно оборвалось, и как прежде уже не будет. Потому что рядом не было Алиты, потому что, оказывается, он совсем не знал людей, что его окружают. А может, дело было в этом? Они люди, и этим все сказано.

Переведя дыхание еще раз, Палмер на мгновение прижал ладонь к лицу, прикрывая глаза, и незаметно стало легче. Реальность запульсировала жизнью, и он вдруг осознал, что перстень, который дал ему Джоэль, нагрелся, несмотря на морозец. Вот только… Крис снимал его перед операцией. Точно Фома неверующий пред лицом чуда, поспешил в ординаторскую, чтобы убедиться, что кольца в запертом ящике стола больше нет. Как оно это делает?

Почувствовав кожей чье-то присутствие за спиной, Кристофер быстро спрятал кольцо в кулаке и обернулся. Позади, чуть склонив голову набок, стоял Джонсон. Как он приблизился так тихо? Или не приближался, а просто появился?..

— Крис, расслабься, это всего лишь я, и я, между прочим, стучался, — попытался Питер успокоить друга, видимо, поняв, какой эффект произвел. — Как ты?

— Пришел проведать пациента? — кривовато усмехнулся тот, жестом предлагая присаживаться. Включил кофе-машину, настроив на две порции американо. — Как видишь, все сильнее съезжаю с катушек…

— Лишь обеспокоен состоянием друга, — нахмурился мужчина, присаживаясь на диван. — Алита… Я такого фортеля не ожидал. Столько лет бок о бок.

Он действительно выглядел растерянным и обеспокоенным, он себя таким чувствовал, но все же особое внимание его привлекал перстень, который Крис все же надел снова.

— Знакомое кольцо? — спросил он, отчего-то смущаясь. Чертовы видения… Впрочем, его как раз интересовала Алита. Девушка не выходила из головы, ее полный отчаяния и боли взгляд. Он таких даже на операционном столе не видел. — Ты знаешь, где находится обитель Ричарда?

— Алиту отправили в обитель? То-то я думаю, чего это он меня сегодня вызывает… Видимо, она совсем не справляется, — тихо вздохнув, мужчина качнул головой и вновь взглянул на перстень: — Можно?

— Бедная девочка, ты бы ее видел… — Кристофер, недолго думая, протянул безделицу другу, лишь отдав, почувствовав почти болезненную пустоту. — Я могу поехать с тобой?

— Уверен, сегодня увижу, — отозвался Питер, поднимаясь на ноги, чтобы подойти к окну и рассмотреть перстень при свете уже заходящего солнца. Пробормотал что-то себе под нос, но даже не расслышав, Палмер едва не присел от нахлынувших на него переживаний друга, впрочем, тот довольно быстро взял себя в руки, отозвался: — Да, конечно, я думаю, Ричард не будет против. А если и будет… Просто не обращай внимания на его скверный характер.

Улыбнувшись, он вернулся на диван, протянув перстень обратно.

— Мне его прямо жалко стало, — усмехнулся Кристофер, возвращая украшение на прежнее место, испытав облегчение. — Никто не считается с его желаниями…

Питер же вдруг рассмеялся, беря в руки чашку кофе. Заметил, что Ричард просто отрабатывает старые долги, а личный полумирок на стыке параллельных реальностей стоит не так уж дешево. Два мира, таких разных, разделенных рождением и смертью, все же имели много общего, в том числе и старые долги. Они имелись за душой даже у самых чистых и непорочных из ангелов. Кристофер уже не задавался вопросом, откуда знает это — учился принимать как должное. Все равно знания не спрашивали, нужны они ему или нет.

— Когда у тебя смена кончается? — поинтересовался нефилим, сделав глоток горячего напитка. — Я тебя подожду, и тогда пойдем вместе.

— В восемь. Не будет поздно?

Кто знает, по какому распорядку существует Обитель. Может, у них, как в клинике или гостинице, есть часы посещения. Еще надо бы заскочить в магазин, купить приятный пустячок, чтобы отвлечь Алиту от негативных мыслей. Во всяком случае, раньше помогало.

— Двери обители всегда открыты, — пожал плечами Питер, допивая кофе одним глотком и поднимаясь на ноги. — Там проживает разнообразная нечисть, каждый со своими бзиками и потребностями, так что когда бы ты туда ни пришел, обязательно часть будет бодрствовать, и кто-нибудь будет обчищать холодильник.

Последнее замечание вызвало на губах Кристофера улыбку. Совсем как люди. И это в очередной раз доказывало, что оба мира, этот и тот, по сути своей, не так и сильно отличались. Запив волнение относительно визита в столь необычное для простого смертного место последним глотком кофе, он решительно отодвинул чашку. Нельзя пить столько кофе. Впрочем, сколько раз он зарекался — не сосчитать.

— Ну и хорошо.

В этот момент Джонсону позвонили, и он вынужден был покинуть кабинет, лишь подмигнув другу на прощание.

Дальнейшие часы ожидания прошли в работе. Благо особо сложных случаев не было, и Палмер посвятил себя обходам и документации. Странным образом это успокаивало и отвлекало от мыслей, роящихся в голове. Мыслей, от которых хотелось бежать, ведь сомнения так и не оставили Кристофера, подтачивая веру в реальность происходящего. Да и кто мог поручиться, что он сейчас не в психиатрической клинике, видит сны, так похожие на реальность.

С трудом дождавшись конца смены, он, ни с кем не прощаясь, вышел на крыльцо. После того, что случилось, находиться в больнице стало тяжко. Курить хотелось до дрожи в пальцах, вот только пачка оказалась пуста. На мгновение уйдя с головой в борьбу с нестерпимыми желаниями, он чуть вздрогнул от прикосновения к локтю.

— Крис, ты в порядке? — обеспокоенно задала вопрос внезапно появившаяся… Хотару.

Кристофер невольно напрягся, не зная о цели ее визита. Не забыв между тем о приличиях, приветственно улыбнулся.

— Схожу с ума, а в остальном все прекрасно. Какими судьбами снова к нам?

Обеспокоенность во взгляде фиалковых глаз сменилась пониманием и мягким сочувствием. Тонкие пальчики погладили его руку. Хотару чуть улыбнулась:

— Вы к Ричарду собрались. Я здесь, чтобы проводить. Ты ведь теперь человек, нужен провожатый.

Теперь. Слово неожиданно резануло, всколыхнув все то, от чего он старательно бежал. Когда-то он принадлежал совсем иному миру, и ему было хорошо там. Почему его вернули? Чем он провинился?

— А если один сунусь, что будет?

— Ничего. Ты просто не сможешь перейти границу. Печать, которую поставил Михаил, была временной, — девушка пожала плечами и, поежившись от холода, плотнее укуталась в шарф, спрятав нос в крупной вязке. — Кроме того, я обещала Ричи купить продукты. В последнее время Обитель целиком зависит от меценатства окружающих.

Так вот что обожгло его перед визитом в морг — печать. Вот что мешает любому соприкоснуться с потусторонним миром. Предусмотрительно.

— Почему? — поинтересовался он, глянув на часы.

И нет, Питер не опаздывал, это Кристофер сбежал раньше обычного.

— У всех бывают проблемы с деньгами, особенно когда затрачиваешься на специалистов, — отозвалась блондинка, шаркая подошвой сапожка о ступеньку. — Маги не из тех, кто будет помогать по доброте душевной, даже если обитель в свое время стала и их пристанищем.

Кристофер кивнул, увы, все в этом мире стоило денег.

— Может, для Алиты лекарства нужны? — предложил он внести посильную лепту. — Я готов помочь безвозмездно.

Обитель, насколько он ее представлял себе, являлась приютом для существ, по определенным причинам нуждающихся в помощи и крове, тех, кому не нашлось места в обоих мирах. Ричард делал большое, нужное дело, но, увы, как часто это бывает в жизни, такие места зависели от пожертвований, благотворительности. Видимо, ангельские также не являлись исключением.

Хотару вновь пожала плечами, чтобы достать из кармана смартфон и набрать номер.

Ожидание затянулось, и она недовольно поджала губы, так до боли знакомо… Диссонанс в голове между личностью бывшей наставницы и ее новой внешностью подтачивал и без того хрупкие опоры мировоззрения, в последние дни все никак не желавшего выбираться из пике. Крис едва сдержался от того, чтобы не взвыть, впрочем, ответивший на звонок Ричард спас его от подобной перспективы.

Задав пару вопросов и получив на них ответы, Хотару покивала, словно бы собеседник мог видеть, а затем, сбросив звонок, улыбнулась Палмеру:

— Сказал, что лекарства не нужны, но услуги хирурга не помешают.

— Я готов, — улыбнулся Кристофер, но улыбка дрогнула. Он более чем мог представить, что сейчас творится с ранами Алиты.

И потому отсутствие Питера начинало злить. Ну, где он ходит? Перышки чистит, не иначе. Когда нефилим, наконец, появился на крыльце, Крис без лишних разговоров схватил его за локоть и потянул к новенькой БМВ.

— А ты что здесь делаешь? — удивленно вопросил нефилим у последовавшей за ними девушки, на что та фыркнула и вручила несколько листов, исписанных аккуратным почерком.

— Продукты нужно купить. Одна я такие пакеты таскать не собираюсь, — отозвалась она, забираясь на заднее сидение авто.

Женщины. Кристофер не сумел удержаться от усмешки и уселся рядом, заверив, что они, конечно же, помогут ей в этом тяжелом деле. Джонсон попытался сказать что-то против, но оказался в меньшинстве.

Нельзя сказать, что аргумент, заключающийся в том, что она может просто перенестись в обитель, был ничтожен, но слушать его ангел смерти не пожелала, а потому Джонсону пришлось заехать в гипермаркет. Впрочем, ходил он по залу безропотно, пока девушка загружала их тележки продуктами. Крис не знал, кто составлял список, она или Ричард, но покупки были пусть и без особых изысков, но хорошего качества. Человек явно разбирался в этом и… не был стеснен в средствах.

— Этим можно накормить целую роту, — позволил себе заметить Кристофер, когда они стояли в очереди на кассе. Не в укор, прикидывая, сколько обитателей в приюте Ричарда. — Ты уверена, что в машину все влезет?

И добавил в корзину сигареты.

— Уверена, — отозвалась девушка, еще раз пробегая взглядом по списку. — Активная лунная фаза, солнце мое, у нечисти всех мастей жор.

Когда подошла их очередь, девушка очаровательно улыбнулась кассиру и протянула кредитную карту с индивидуальным дизайном для вип-клиента, одного из тех банков, реклама которых звучит из каждого холодильника. Крис тихо присвистнул, но для разговоров о деньгах место было не подходящим, поэтому вопрос: откуда у ангела смерти человеческая кредитка, да еще на кругленькую сумму, прозвучал уже возле автомобиля, пока Джонсон размещал покупки в багажнике и на заднем сидении.

Девушка в очередной раз пожала плечами, спрятав руки в карманы:

— Вампиры. Им принадлежат огромные корпорации. Примерно две трети финансовых потоков в мире идут через их руки. Мы им покровительствуем, за что и получаем небольшую благодарность.

— Взятки, короче, — фыркнул Джонсон, на что Хотару возвела глаза к небесам и заметила, что на зарплату психиатра тоже вряд ли возможно купить внедорожник последней модели.

Кристофер вписываться в этот спор не намеревался, не рискуя получить сразу от обоих оппонентов, и первым сел в машину рядом с водителем.

— Короче, поехали, а то наш визит придется на пик активности жителей Обители. Вам-то что, вы бессмертные, а мне лишний раз встречаться с нечистью нет резона.

— Бессмертные не бессмертные, а огрести можем, — отозвался Джонсон, садясь за руль и наблюдая в зеркало заднего вида, как Хотару ютится на небольшом островке, свободном от провизии. — К тому же, кто станет есть соевые сосиски, когда рядом лежат деликатесы?

От сравнения Хотару нервно хихикнула.

— Поехали уже, а то правда съедят.

Ангел и нефилим продолжали сыпать в адрес друг друга шуточками и колкостями, а Кристофер притих, как школьник перед экзаменом, волнуясь на пороге визита в места обитания существ, которыми его пугали с детства, существ, с которыми ему доводилось сражаться. Во снах. Только реальность ведь совсем другое дело, он прекрасно отдавал себе в этом отчет. Единственное, что утешало — они ехали в гости, а значит, хозяин должен позаботиться о их безопасности. В идеале.

Наверное, тревоги отразились на его лице, потому как, притормозив у заброшенного здания, Питер чуть усмехнулся и потрепал друга по плечу. Стало неуютно, отчасти стыдно… В конце концов, в обиду его точно не дадут. И он первым покинул салон автомобиля, разглядывая строение, давно просящееся под слом. В голове разорвался снарядом диссонанс. Не может быть, чтобы ангел жил в подобном месте, как и его постояльцы. Да, вероятно, некоторым некуда идти, но тут и бомжи, наверное, побрезговали бы ютиться.

— Куда теперь?

— Сюда, — Джонсон кивнул на здание, выгружая продукты.

Испытав немое изумление, Палмер переводил взгляд с друга на строение и обратно.

— Что, прости? — голос выдал его с головой, но Крис был просто не в состоянии справиться с эмоциями.

Но высказать все, что думает, не успел. Прошедшая мимо Хотару взмахнула ладонью, и время вокруг замерло. Даже снежинки застыли в воздухе, не коснувшись земли. А вот здание перед ними, эта полурассыпавшаяся рухлядь, вдруг пошло трещинам, словно бы на него смотрели через витраж или… зеркальный лабиринт.

Господи, когда он уже привыкнет к подобным вещам? Конечно же, Обитель находилась не в человеческом мире, спрятанная от посторонних глаз. Да и жильцов следовало держать от людей подальше, мало ли что. Качнув сам себе головой, Кристофер подхватил пакеты и подошел вплотную, заглянув в коридор. Изнутри донеслись невнятные звуки, оставляя гадать, что там происходит. И он по-джентльменски пропустил вперед Хотару, шагнув внутрь следом.

Категория: По ту сторону небес | Добавил: Balashova_Ekaterina (29.06.2018) | Автор: Балашова Е.С., Захарова И.Ю. 2018
Просмотров: 58 | Теги: Потустороннее, по ту сторону небес, фэнтези, проза, Повесть, Мистика | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar