Чужой разум

— Резкий звук пронзил тишину комнаты и тут же умолк. Рука Тома скользнула с будильника, он воровато оглянулся на брата в соседней постели. Спит... Облегченно вздохнув, поднялся с постели и тихо направился прочь. Сначала в душ, а потом на кухню.

— Хотел улизнуть по-английски? – послышался голос Алекса, подпиравшего косяк кухонной двери. Он был сонный и чуть взъерошенный.

— Не хотел тебя будить. Ты так сладко спал... — чуть улыбнулся Том, взглянув на мужчину и накрывая на стол.

— Это потому, что ты был рядом.

— Я улетаю не больше, чем на неделю, — тихо заметил Том.

— Только это меня и утешает.

— Прости, но ты же сам все понимаешь, — прикрыв глаза, младший из братьев вздохнул. — Это большие деньги. Мы сможем наконец купить тот дом, помнишь?

— Помню, — вздохнул Алекс. Деньги. Без них в этой жизни никуда, а достать их все сложнее, только в экспедициях на другие миры и можно хорошенько заработать. – Жаль, что я не могу полететь с тобой.

— Руфус не отпустит, — напомнил Том о молодом амбициозном начальнике Алекса, наследнике хозяина корпорации. — К тому же у тебя тоже работы невпроворот. Я буду с тобой на связи, обещаю.

— Я тебя люблю.

— И я тебя, брат, — шепнул парнишка, крепко обнимая. Посмотрел на время. — Нужно завтракать и ехать, иначе опоздаю.

— Да, — снова вздохнул Алекс. – Я отвезу тебя.

Уже возле трапа они долго и крепко обнимались, словно прощаясь на целую вечность, а потом всем посторонним было велено покинуть стартовую площадку.

Первые несколько дней Том, как и обещал, выходил по вечерам на связь, делился впечатлениями и последними новостями из жизни экспедиции. А потом вдруг перестал. Алекс успокаивал себя тем, что брат сейчас слишком занят работой. Но когда его вызвал Руфус и сообщил, что группа не выходит на связь с корпорацией, понял — случилось что-то страшное.

И он поругался с начальством, но уломал-таки шефа послать его со спасательной экспедицией, которая отправлялась на планету через два дня. Два дня, которые он прометался по квартире, не в силах ни есть, ни спать. Ведь он как чувствовал, что нельзя отпускать туда Тома. Ну почему он не отговорил его...

— Лететь туда двадцать три часа пятнадцать минут. К сожалению, наши гиперпорталы не дотягиваются на такие расстояния. Только половина пути, остальное на обычной скорости, — сообщил командир корабля, капитан Джереми Волерс. Такой же молодой и амбициозный, как и все те, кто вместе с Руфусом пришел на смену старой гвардии корпорации.

Сутки. Еще сутки полной неизвестности. Алексу казалось, он сойдет с ума, но держал себя в руках, убеждая, что все хорошо. Просто проблемы связи, что, не бывало такого, что ли?.. Рука сжимала в кармане брелок-подкову – подарок Тома.

— Дать успокоительного? — спросила Алиса, медик команды.

Молодая и красивая, она была мягка и задумчива.

Алекс молча кивнул, не удивляясь. Конечно же, Руфус предупредил команду, что у него имеется в экспедиции личный интерес, и, конечно, был прав. Так что он ничуть не обижался.

Девушка вытащила из сумки капсулу с густым гелем — для своих экспедиций корпорация выпускала медпрепараты исключительно в такой форме... Препарат действовал мгновенно, и мужчина опустился в кресло, прикрывая глаза. Попробовал заснуть, чтобы сократить для себя время полета, и, как ни странно, ему это удалось. Так что глаза он открыл, когда необходимый им мир уже появился на экранах мониторов.

— Ну как, есть какие-нибудь проявления обитаемости? – со сдерживаемым волнением спросил он капитана.

Капитан, сидящий у мониторов, медленно покачал головой:

— Мы уже нашли их корабль, но система не откликается. Датчики активировать невозможно, так что придется спускаться и обследовать его самостоятельно.

Сердце бешено заколотилось:

— Я пойду с вами, — безапелляционно заявил Алекс, пытаясь разобрать на мониторе очертания корабля, который он провожал совсем недавно.

— Может, не стоит? — осторожно спросила подошедшая Алиса, застегивая куртку костюма для высадки на поверхность.

— Я пойду с вами, — повторил Алекс, который больше не мог выносить бездействия и неизвестности. – Если бы я хотел просто ждать, я остался бы на Земле…

Механик протянул ему костюм и, поблагодарив его, мужчина начал одеваться.

— Ну смотри, — выдохнула Алиса, надевая шлем и перчатки. Эра громоздких скафандров давно канула в лету. Костюмы из легкого и прочного материала и такие же легкие шлемы давали больше маневренности. А это было немаловажно в определенных ситуациях.

Алекс только кивнул, следуя ее примеру, отступаться он не собирался.

Покинув корабль, точно исполняя все указания капитана, он шел по каменистой почве планеты к погруженному во мрак кораблю, и сердце его замирало от страха за братишку, которого он обещал родителям опекать и защищать.

Трап звездолета был опущен, но все двери оказались заблокированы, и не слушались команд, так же, как и главный компьютер. Так что механику пришлось сильно постараться, чтобы разблокировать замки.

Когда они ступили внутрь, Алекс на миг пожалел, что не остался на борту. Корабль выглядел вымершим, и в голове промелькнула мысль, что он уже не увидит Тома живым.

— Алекс, у тебя пульс зашкаливает, — заметила Алиса, следящая за состоянием команды по внутреннему компьютеру.

— Главный зал чист. Идем в каюты, — приказал Джереми, следуя первым.

— Все хорошо, — заверил Алекс, выравнивая дыхание и изгоняя из крови адреналин.

Он открыл ближайшую к нему дверь, заглядывая внутрь, чтобы обнаружить пустой отсек. Алиса тем временем оторвалась от группы и, миновав каюты, направилась в лабораторию. Не прошло и минуты, как оттуда послышался ее крик:

— Сюда!

Оставив дверь открытой, Алекс бросился на голос корабельного врача, чтобы опуститься на колено перед Томом, лежащим на полу. Застыл, боясь его трогать. Вдруг у того есть внутренние повреждения. Поднес к губам ладонь:

— Кажется, не дышит… — сказал он, чувствуя, как поднимается паника.

Алиса опустилась рядом и, стянув перчатки, коснулась пальцами шеи парнишки, ища пульс. Не найдя, покачала головой. Рванула ворот чужого костюма, чтобы обнажить грудь и шею. Под нежной бледной кожей светилось что-то изумрудное.

— Что это? – испуганно спросил Алекс, борясь с желанием прижать к себе безжизненное тело.

— То, что они искали... — ответила девушка и вытащила из сумки автоматический шприц с длинной иглой. Ввела ее в позвоночник Тома, там, где свечение было сильнее всего.

— Что? – переспросил Алекс, холодея. – Разве они не минерал прилетели искать?

— Лучше держи его крепче, — жестко бросила Алиса, беря пункцию.

Запечатав пробу, ввела Тому какой-то препарат, отчего тот распахнул глаза, судорожно вздохнув. Парня выгнуло, и он забился, точно в агонии, так что Алекс стиснул его в объятьях, удерживая, чтобы не повредил сам себе.

— Что с ним?

— Реакция организма на инородные белки, — ответила Алиса. — Я ничего не могу сделать с судорожным синдромом. Нужно перенести тела к нам на корабль.

Начиная понимать суть произошедшего, Алекс почувствовал дурноту, мысленно проклиная тех, кто втемную использовал людей в такой опасной миссии. Если бы он знал… Если бы он только знал…

— Я понесу Тома, — выдавил он, когда брат немного затих. – Надо найти скафандры…

— Не заморачивайся, они теперь могут дышать хоть сероводородом, — хмыкнул Джереми, на что Алиса оборвала его:

— Возвращайтесь на корабль и подготовьте капсулы, мы не можем так рисковать.

Алекс мягко убрал с бледного лица Тома волосы, погладив по щеке. В том, что случилось, он винил в первую очередь себя, потом компанию.

— Вы знали, что так будет, — сказал он, не глядя на девушку. – Как вы могли так поступить?..

Алиса удивленно посмотрела на Алекса:

— А он не говорил? Они знали, зачем направлялись сюда, и прекрасно осознавали риск.

Остальная команда в это время уже отправилась на корабль за капсулами.

Мужчина замер, всматриваясь в личико парня, чья голова покоилась на его коленях. Неужели Томас в самом деле знал и решился на такое? Он не мог в это поверить. Зачем?

— Что теперь с ними будет? – тихо спросил он.

Девушка вздохнула и вновь посмотрел на Алекса.

— Они теперь... бессмертные, что ли. Не знаю, как правильно выразиться.

— Что с ними будет? – повторил он.

Каким бы Том ни был теперь, он примет его любым, он никогда не оставит его. Но какие планы на зараженных у корпорации, вот что беспокоило и пугало.

— Их будут обследовать, наблюдать за ними. Том контрольный образец, остальным повезло меньше, над ними будут ставить эксперименты, — тихо и чуть виновато ответила Алиса.

Алекс не ответил, у него не было слов, чтобы выразить то, что он чувствовал сейчас. Лично уложив Тома в капсулу, которую переправили на корабль, он долго не отходил от нее, все надеясь, что Том откроет глаза, но этого не происходило.

— Не ищи, — сказала Алиса, заметив, что он держит брата за руку, пытаясь нащупать пульс. — Его сердце бьется один раз в пятнадцать секунд.

Алекс не ответил, но бесполезные действия прекратил, погладив Тома по щеке. Скорее бы он очнулся. Он до безумия хотел увидеть его глаза, услышать голосок, обнять… Спросить его, зачем он пошел на такое?

Но очнулся парень нескоро. Прошло почти десять часов, прежде чем Томас с тихим стоном приоткрыл глаза и словно автоматически постарался присесть.

— Том… — выдохнул Алекс, укладывая его обратно и пытаясь улыбнуться, но последнее ему не удалось. – Лежи.

Парень смотрел на Алекса как-то странно, непонимающе. С трудом разлепив сухие губы, тихо спросил:

— Кто вы?

Алекс покачал головой. Нет. Нет… только не это.

— Ты хоть что-нибудь помнишь? – с надеждой спросил он.

Парнишка продолжал смотреть все так же напряженно и настороженно. Покачал головой. Мужчина вздохнул, прикрыв глаза, пытаясь справиться с эмоциями. Посмотрев на парня, не удержавшись, скользнул по щеке пальцами.

— Лежи, я позову доктора.

Поднявшись, он поспешил за Алисой.

— Очнулся и ничего не помнит? — спросила девушка, рассматривая МРТ-снимки, которые успела сделать, пока команда была в отключке. Корабль, посланный в спасательную экспедицию, был оснащен, как хороший медицинский центр.

— Да. Память же вернется, правда? – спросил Алекс.

— Вряд ли, — честно ответила девушка и кивнула на снимки. — Это изумрудное вещество — одноклеточный паразит, который уютно встраивается в спинной и головной мозг. Устраивается он там настолько уютно, что вступает в эффективный симбиоз и дает человеку бессмертие в виде постоянной регенерации. Но, судя по всему, при встраивании он повреждает ту часть мозга, где хранятся воспоминания...

— Понятно… — сердце ухнуло куда-то, но Алекс взял себя в руки. Если он расклеится, лучше от этого не станет. – А потом… в смысле, новые воспоминания, они смогут сохраняться?

— Вопрос, конечно, интересный, — пожала плечами девушка. — Время покажет.

Мужчина запустил пальцы в волосы, чувствуя, как снова накатывает паника. Сейчас он не думал о себе. Думал о Томе, превратившемся в подопытного кролика и сосуд для внеземной жизни, которую хотела заполучить корпорация.

— Его можно переместить из капсулы в каюту?

— Можно, — кивнула девушка. Взглянула на монитор. — Он, кстати, встал, поэтому поспеши обратно, а то расшибется еще. Я не могу точно сказать, на каком уровне сейчас симбиоз, и способен ли он уже на мгновенную регенерацию.

Врач еще не договорила, когда Алекс уже выскочил из каюты, устремившись в лабораторию, чуть не сбив с ног радиста. Подхватил Тома, усадив на край капсулы.

— Ты как, сам стоять можешь?

Том кивнул, чуть сжавшись. Видимо, он слегка побаивался Алекса, его резкости, такой, как сейчас, когда он влетел в лабораторию и, вторгнувшись в чужое личное пространство, позволил себе коснуться чужого человека.

— Я тебе неприятен? – спросил Алекс, убирая руки.

— Я не знаю вас, — резонно ответил Томас, сжимая пальчиками край капсулы. — Не знаю, кто вы и на что способны...

— Прости. Пойдем, провожу тебя в каюту, — предложил Алекс, не пытаясь приближаться или хватать парня. Да и был ли это Том… – А тебе нравится имя?

— Имя? — переспросил парень, вставая на ноги и осторожно шагая за мужчиной.

— Да. Помнишь, как я назвал тебя? – не оглядываясь, спросил мужчина.

— Да, Том, — тихо подтвердил парнишка и, запнувшись, вскрикнул, чтобы не упасть, хватаясь за Алекса и в итоге падая вместе с ним.

В падении Алекс схватил брата, принимая основной удар на себя, тихо застонав от боли в ушибленном локте. Главное, что Томас не пострадал.

— Прости.

Том медленно кивнул, молвив тихо:

— Мне страшно.

— Не бойся, я никому не позволю причинить тебе вред, — пообещал Алекс, скользнув рукой по волосам парнишки в мимолетной ласке. – И неважно, помнишь ты меня или нет.

— Позволишь, — тихо и очень уверенно ответил Том и, добравшись до каюты, сел на край постели.

Алекс устроился в кресле возле иллюминатора, стараясь не смотреть на парнишку. Ему самому сейчас было страшно, он не знал, что будет дальше, и не мог возразить на утверждение Тома.

— Проклинаю себя…

Томас тихо поднялся на ноги и подошел к Алексу. Робко коснулся пальцами чужих волос, утешая и даря надежду. Надежду на то, что не все потеряно.

— Ну зачем, зачем ты согласился на это?! – глаза обожгли слезы.

Томас промолчал, поглаживая Алекса по волосам. Взяв себя в руки, тот отстранился и слабо улыбнулся Тому.

— Ложись-ка спать. Кто знает, что принесет нам завтра…

Юноша кивнул и, взяв ладонь Алекса, потянул его за собой.

— Я чувствую, ты хочешь быть рядом...

За время, что прошло после пробуждения, что-то изменилось в Томасе. Он словно… успокоился.

Алекс дошел с ним до кровати, присев на ее край:

— Я буду рядом, — пообещал он.

Томас кивнул и послушно прикрыл глаза, чтобы проснуться через несколько часов от тихих переругиваний.

— Алекс! Я должна сделать инъекцию, — зло прошипела Алиса, порываясь пройти к кровати Тома.

— Ну подожди хотя бы, пока мальчик проснется, — настаивал мужчина. – Он и так напуган… Или давай я его разбужу.

Алиса фыркнула, словно рассерженная кошка. Или, скорее, ведьма. Поджала губы и кивнула, в то время, как Том не подавал вида, что он проснулся.

Вздохнув, Алекс снова присел на край кровати и мягко коснулся плеча брата, откинул со лба локоны:

— Том, прости, что тревожу… Доктору нужно ввести тебе витамины.

Во всяком случае, он надеялся, что это действительно они.

Приоткрыв глаза, Томас взглянул на Алекса, потом перевел взгляд на шприц, чуть улыбнулся и уверенно прошептал:

— Это не витамины.

И Алекс повернулся к девушке, загораживая «образец» собой:

— Что это? – потребовал он ответа. Он обещал, что не позволит причинить вред, и не мог нарушить своего слова.

— Алекс, мне нет резона его травить, пусти, — девушка стиснула зубы, зло сверкнув карими глазами.

— Ну зачем же травить… — мужчина не сдвинулся с места, реакция доктора говорила не в ее пользу. – Вы же сказали, что над ним не станут ставить опыты.

— Планы изменились, — жестко отрезала девушка и попыталась пройти к Тому. — Алекс, пусти, иначе я позову капитана.

— Нет, — отрезал Алекс. – Я не позволю вам мучить Томаса.

Он подобрался, готовясь защищать парня до конца.

Алиса вздохнула, прикрыв глаза:

— Алекс, послушай, если ты будешь препятствовать, то корпорация заберет его. А так он будет дома, с тобой. Прошу, будь благоразумен...

— Что это? – повторил он свой вопрос, находя холодную ладошку Тома и сжимая ее.

Том все так же молча сжал чужие пальцы в ответ.

— Это препарат с маркером, который поможет нам с точностью определить, как именно икс двести пятьдесят шесть присоединяется к его мозгу. Мы попытаемся отслоить биологический материал и даже со временем отделить его от мозга, чтобы извлечь чистый образец.

— При этом Том не пострадает? – продолжал пытать доктора вопросами Алекс, быстро глянув на парнишку.

Он не хотел, чтобы его отобрали у него, понимая, что тогда не только не сможет хоть как-то помочь, утешить, но и никогда больше не увидит. Но предавать доверие поверившего ему нового Тома он не хотел тоже.

— Да ничего с ним не будет, — девушка явно была раздражена. Прорвавшись наконец к Тому, она улыбнулась ему, уложила на подушки и сделала внутривенную инъекцию. Томас почти тут же побледнел, и дыхание его участилось. Алиса же вновь обратилась к Алексу: — Не разрешай ему вставать, давай больше питья и при первых признаках лихорадки зови меня. Мы скоро прибудем на Землю.

Когда она ушла, мужчина виновато скользнул ладонью по волосам Тома и отвернулся, пряча от него эмоции. В одном он был уверен, что правильно сделал, напросившись в этот полет, как бы больно сейчас ему ни было.

Том лишь печально улыбнулся в ответ и потянул за руку к себе.

— Мне холодно, ляг со мной...

Сглотнув комок, вставший в горле, Алекс прилег на кровать и осторожно обнял братишку, прижимая к горячему телу. Поцеловав в висок, прошептал:

— Прости…

— Все хорошо, — шепнул Томас и, прижавшись к Алексу, уснул, чтобы проспать до самого прибытия на голубую планету. Проснувшись, чуть подрагивал и жадно пил воду.

Мужчина же не сомкнул глаз, столько разных мыслей пронеслось у него в голове за это время… Однако он оставался неизменен в своей уверенности, что с памятью или без, с инопланетной тварью внутри или нет, это его Томас, он не изменился, его душа…

— Я буду с ним, — безапелляционно заявил он, когда за Томом пришли.

Вошедший Руфус только вздохнул:

— Черт с тобой. Идем.

Алекс скользнул по начальнику не самым добрым взглядом, но быстро спрятал эти эмоции, беря Тома за руку и не отпуская, даже когда их усадили в машину.

Томас прижался к нему, вцепился испуганно, словно маленький котенок. Но ничего не говорил. Вообще, был на удивление молчаливым, словно готовился к чему-то ужасному. Предчувствовал или точно знал? Алекс пытался его успокаивать, поглаживая по волосам и что-то шепча, но понимая, что Том вряд ли слышит его. Он и сам был напуган и все испытывающе поглядывал на Руфуса. Но тот упрямо игнорировал эти взгляды, а по прибытию в медицинский корпус корпорации лично проводил их по бесконечно длинным коридорам, чтобы отдать Томаса в руки врачей, но задержать Алекса.

— Тебе туда нельзя.

— Я сказал, что пойду с ним, — повторил Алекс, упрямо глядя на начальника.

— Алекс, тебе туда нельзя, — отрезал Руфус и потащил подчиненного в свой кабинет. — Пойдем, выпьем кофе, ты передохнешь, а через час заберешь своего Тома в целости и сохранности.

Только когда дверь за врачами закрылась, Алекс позволил утащить себя прочь. Упав в предложенное кресло, он посмотрел на Руфуса:

— Как ты мог позволить Тому лететь, зная, что их ждет? – тихо спросил он.

Руфус вздохнул и закурил сигарету.

— Они должны были собрать споры образца и вернуться домой. Корпорации нужен чистый образец. Но, как видишь, споры оказались умнее, чем наши лучшие сотрудники.

Алекс вздохнул, потерев лицо рукой:

— Я не вынесу, если с ним что-то случится… Узнай, как там дела в лаборатории, — попросил он.

— Их оборудование глушит внутреннюю связь. Я смогу дозвониться только после того, как они закончат...

— Ты предлагал кофе? Мне с коньяком.

Целый час… час неизвестности. И он не представлял, как его пережить.

— Тебе кофе с коньяком или коньяк с кофе? — чуть усмехнувшись, спросил Руфус.

— А как не жалко, — махнул Алекс рукой.

Вот только ожидание продлилось не час и не два. Только спустя пять часов Руфусу позвонили из лаборатории и сказали, что закончили. Стоило начальнику повесить трубку, как Алекс рванул туда, не слушая ничьих окликов.

Том лежал на кушетке, сливаясь цветом с простыней и тяжело дыша. Руки его были перебинтованы, на ключицах тоже виднелись синяки от инъекций. Юноша подрагивал и едва слышно всхлипывал.

— Том… — мужчина упал рядом с кушеткой на колени, целуя его белую ладонь, пытаясь согреть своим дыханием, гладил по волосам. – Бедный мой… Хоть удалось? – спросил он, когда в помещение прошел Руфус.

Начальник покачал головой, потрепав Тома по волосам, на что мальчик лишь всхлипнул, почти плача.

— Больно... Алекс, забери меня, пожалуйста...

И тот умоляюще посмотрел на начальника:

— Пожалуйста, Руфус, — голос дрогнул при виде мучений брата. – Ну хочешь, я сам еще раз слетаю туда и попробую добыть чистые споры?..

Руфус покачал головой:

— Ты нужен ему. Здесь. Мы продолжим попытки извлечь образец из его тела через несколько дней. Сейчас можешь забрать.

— Но почему именно он? – спросил Алекс и прикусил губу. А почему должны были страдать другие? Почему вообще кто-то должен страдать? Он осторожно обнял Тома, целуя в макушку.

Мальчик слабо обнял его в ответ и тихонько заплакал, сжимая в пальчиках чужую рубашку.

— Забери меня отсюда, — сдавленно прошептал он.

— Да, мой хороший, — Алекс поднял парнишку на руки, прижимая к себе. – Надеюсь, нам предоставят машину? – обратился он к начальнику.

— Конечно, — Руфус набрал чей-то номер и приказал подать машину к медицинскому корпусу. — В следующий раз за вами заедут домой.

Алекс только кивнул, у него не было сил, не было слов. Спустившись, он забрался на заднее сидение казенного авто и устроил голову парнишки у себя на коленях.

— Потерпи, маленький. Приедем, я тебе еще обезболивающий укол сделаю… — пообещал он.

— Не надо уколов, — шепнул Том, сжимая чужую ладонь своей. — Просто будь со мной...

По приезду домой Томас забрался в постель и уснул, даже не раздеваясь, тихо постанывая во сне.

— Держись, мой хороший. Однажды все это закончится, и я сделаю все, чтобы ты забыл этот ужас, — шептал Алекс, прижимая его к себе и мягко поглаживая по волосам. – Мы с тобой купим дом, о котором мечтали, и я больше никого к тебе не подпущу….

Вскоре Алекс и сам задремал, а проснулся уже в одиночестве. В ванной шумела вода. Приоткрыв дверь, мужчина убедился, что Томас в порядке, и снова закрыл, отправившись на кухню, чтобы приготовить что-нибудь питательное и вкусненькое.

Спустя несколько минут послышались тихие шаги, отодвинулся стул.

— У нас есть что-нибудь сладкое? — тихо спросил Том, поправляя полотенце на бедрах.

— Кажется, еще оставались конфеты и пастила, — мягко улыбнулся парнишке Алекс, бросая все, чтобы достать сладости. – Только, может, после еды?

Он сглотнул, тело брата было покрыто синяками. Том разбинтовал руки, обнажая ранки на них. Еще один большой синяк наползал на шею с затылка.

— Хорошо, — чуть улыбнулся парнишка. — Тебе помочь?

— Если ты хочешь, — Алекс не хотел сейчас нагружать его хоть какими-то делами. – Заправишь салат майонезом?

Том кивнул и, поднявшись на ноги, вытащил из холодильника майонез, добавляя в салат ровно столько, сколько нравилось Алексу. Перемешав и попробовав, довольно улыбнулся, едва успев поймать сползшее полотенце.

Заметив это действо, мужчина улыбнулся. В нем смешались умиление и грусть, он был для Тома чужим.

— Вот и все, садись, будем ужинать, — сказал он, почти отечески поцеловав парня в лоб. – Тебе непременно надо подкрепиться.

Юноша кивнул, чуть улыбнувшись, и сел за стол. Вот только, не доев и половины, отодвинул тарелку.

— Прости, я не хочу больше...

Алекс заставил губы дрогнуть в улыбке:

— Ничего, — заверил он. Все-таки хоть что-то в желудке Тома теперь было. Подвинул ближе сладкое. – Как ты себя чувствуешь?

— Мне уже не плохо, но по-прежнему все болит, — отозвался Том, с явным удовольствием съедая брусочек пастилы.

— Представляю… — тихо обронил Алекс, разрываясь между надеждой, что когда споры отделят от парнишки, его оставят в покое, и желанием похитить его и увезти туда, где их не найдут, чтобы больше не видеть боли на милом личике.

Съев еще кусочек яблочной пастилы, Том поежился от холода.

— Замерз? – тут же обеспокоился Алекс, снимая свою рубашку и накидывая ему на плечи. – Пойдем в комнату, я укутаю тебя в плед.

Его тело было таким холодным и чуть дрожало.

Уже позже, проснувшись глубокой ночью, Алекс залюбовался спящим Томом, но когда тот раскрылся, понял, что ему дурно. В темноте изумрудные нити горели под кожей Томаса. И теперь они были не только на шее и груди. Они ползли ниже, на плечи и руки. Стало страшно от мысли о том, что предстоит Томасу через несколько дней, а ввиду обстоятельств, может, и раньше. Но не меньше его пугала неизвестность. Что будет, когда инопланетная тварь завладеет телом Томаса полностью?

 

Через несколько дней Тома вновь забрали в лабораторию. И им снова ничего не удалось. Так повторялось раз за разом много недель подряд. Алекс забирал его домой измученного и притихшего. Том все меньше говорил, и больше молчал. А нити инопланетного существа уже оплели его организм. Руфус показывал Алексу это на МРТ, поясняя что-то насчет нервной системы, но сам Алекс видел инородную жизнь и без снимков. По ночам, в темноте.

— Боюсь,

отделять его уже бессмысленно, — вздохнул Руфус, закуривая сигарету. — Нам это из Тома уже не вытащить...

Для Алекса ответ прозвучал приговором:

— И что теперь будет… с Томом? – тихо и безжизненно спросил он.

— Мы не знаем, — честно признался Руфус. — Мы продолжим наблюдать, но, боюсь, сделать что-либо бессильны.

В этот момент зазвонил телефон. Из лаборатории сообщили, что Тома можно забирать. И Алекс, подавив вздох, поднялся, чтобы поспешить к нему. Присев перед братом на корточки, погладил по бледной щечке.

— Сейчас поедем домой, — пообещал он, заставив себя улыбнуться. – Хочешь, купим по дороге большой торт?

Том не ответил и почти не отреагировал, только вздохнул и устало прикрыл глаза. И молчал по дороге домой, не улыбнулся, даже когда Алекс купил обещанный торт, хотя обычно был жутким сладкоежкой. Оставив его в спальне, Алекс ушел на кухню готовить ужин, а когда вернулся, обнаружил Тома сидящим на полу балкона, притянув колени к груди.

— Вы, люди, такие странные, — вдруг тихо начал юноша, не оборачиваясь. — Жаждете власти и богатства, а на самом деле не можете жить без любви. Ваш гипофиз не способен выбрасывать в кровь нужные гормоны без дополнительных стимуляций: ласки, ответных чувств. Вы не самодостаточны, и это так странно... Ведь вам, в отличие от нас, дано так много: способность передвигаться, общаться, размножаться. Вы можете выжить в одиночку, но из-за вашего устройства вы не можете быть асоциальными. Но самое удивительное, вы никак не можете понять, чего действительно хотите. Жаль. Иначе бы вы стали самой совершенной расой во вселенной.

Томас, наконец, повернулся. Он был задумчив и печален, а его глаза вдруг стали ярко-изумрудными. Алекс почувствовал, как внутри все похолодело, и невольно сделал шаг назад. Конечно, пока парень говорил, он уже понял, что произошло, но отказывался верить, до последнего отказывался.

Итак, контакт, которого так жаждал Руфус, состоялся, вот только Алексу от этого радости было мало:

— Что ты сделал с Томом? — спросил он.

Парнишка поднялся на ноги, растирая замерзшие ладони.

— Наконец достиг полного симбиоза с ним. Встроился в его нервную систему, сделал его тело совершенным, неуязвимым. Нестареющим. Я мог бы открыть ему доступ ко всем знаниям вселенной, к тайнам мироздания, ведь он такой любопытный мальчик. Но он пожелал всего лишь вернуться к тебе.

— Что с ним? – повторил Алекс, оглянувшись на телефон, но не был уверен, что успеет позвонить, если пришелец захочет ему помешать.

— Его разум спит. Я попытался стереть его память, чтобы он забыл о тебе, чтобы вместе со мной пустился изучать новые миры, узнавать что-то новое, но вы, люди, даже помните иначе. У вас есть память разума и память сердца. Второе мне неподвластно. Я не могу проконтролировать его реакцию при виде тебя...

Том мягко обошел Алекса, преграждая ему путь к телефону.

— Хочешь избавиться от меня? – предположил Алекс, поворачиваясь следом за пришельцем. Совсем рядом, в ящике стола, лежало оружие, но он не пытался его достать, понимая, что не сможет применить против Тома.

— А еще вы, люди, никогда не слушаете, что вам говорят, — Томас улыбнулся. — Я не могу. Я в этом теле только гость. И попытайся я сделать поползновение в твою сторону, его сердечко не выдержит. А мой носитель должен быть живым. Так что я прошу о помощи. Спаси нас.

Алекс незаметно выдохнул, посмотрев в лицо брата, место которого, он надеялся, временно, занял другой.

— И… что я должен сделать? – спросил он.

Томас пожал плечами.

— Нам нужно ускользнуть от корпорации. Отделить меня невозможно, но я им нужен. После смерти носителя я живу в его теле еще несколько часов. Меня просто вырежут из его мозга, как только сердце остановится. А ждать этого недолго. Корпорация теряет терпение. Одна инъекция, и для мальчика все закончится, — пояснил юноша свое желание сбежать от корпорации.

Руфус… Неужели он не остановится перед убийством Тома? Алекс прикрыл глаза, вспоминая, сколько средств начальник угрохал на этот проект, как светилась в его взгляде одержимость, израненное тело брата… Не остановится. Если бы Томас был дорог ему, он никогда не стал бы так рисковать, посылая мальчика в экспедицию.

— Допустим, убежали. А что будет потом? – тихо спросил он.

Томас пожал плечами:

— Мы можем остаться втроем и жить тихо-мирно. Или же присоединиться к таким же, как я, и пуститься на поиски приключений и миров, прежде нам недоступных.

Несколько минут Алекс молчал, осмысливая услышанное. Жить втроем? Если это жертва, чтобы Томас жил, то так ли она велика? Ради него – все что угодно.

— Ты вернешь ему память, если я соглашусь?

— Я постараюсь, — отозвался Томас, и тут телефон Алекса зазвонил, мальчик скосил глаза на гаджет. — Это Руфус...

— Да, — согласился Алекс, когда на дисплее высветился номер. — Я поверю тебе и помогу, — пообещал он. Взял трубку. – Руфус, он только уснул. Томас тает… Я привезу его, как только он проснется, пожалуйста. Хорошо.

Когда связь прервалась, он, не говоря ни слова, суетливо заметался по квартире, собирая самое необходимое.

— У нас есть два часа, чтобы убраться из города.

Юноша кивнул и начал помогать Алексу собираться.

— Как тебя зовут? – спохватившись, спросил мужчина пришельца, когда они сели в его старенькое авто.

Юноша удивленно посмотрел на человека. После чуть улыбнулся:

— На ваш язык мое имя переводится как Кай, — пристегнувшись, он прикрыл глаза.

— Кай. Расскажи мне о вас… — попросил Алекс, прокладывая по городу кратчайший путь в космопорт. Нужно было покинуть планету, куда угодно, потом они пересядут.

— Ну, о нас, как о биологическом виде, Руфус тебе все уже рассказал. По нашей мифологии, мы были созданы Творцом из остатков живой пыли, из которой Он сотворил и вселенную. Быть может, так оно и было, ведь мы являемся одной из древнейших рас во вселенной, — отозвался Кай и удобнее устроился на сидении.

— Знаешь, Руфус утверждал, что вы разумны, и был одержим желанием доказать это, а я сомневался… — признался мужчина, печально улыбнувшись.

— Мы во многом разумнее вас, — усмехнулся Кай в ответ. — Например, мы желаем только того, что нам необходимо. Большинство же других рас во вселенной такой способностью не обладают, травят себя изобилием еды и лекарств... Но вот незадача: без всех вас мы ни на что не способны.

— Насмешка судьбы… — согласился Алекс, загоняя автомобиль на стоянку у космопорта. – Но, знаешь, наверняка, если бы все узнали о вас, нашлись бы люди, которые готовы были бы делить с вами свои тела за бессмертие.

— Вы алчные существа. Вы обязательно нашли бы способ подавлять нашу сущность, оставляя лишь наше бессмертие, — отозвался Кай, отстегиваясь.

Алекс промолчал в ответ, ибо крыть было нечем, снова сто раз прав пришелец. Даже как-то стыдно стало, что ли, за человечество. Достав из багажника сумки, он протянул одну Каю.

— Жаль, что вы не можете вселиться в неживое тело, это был бы шанс каждому из вас реализовать себя.

Кай пожал плечами и последовал за Алексом. Напрягшись, он ускорил шаг и шепнул:

— Не оглядывайся. Руфус и его люди здесь.

— Чертов ублюдок!

Впрочем, этого следовало ожидать, ведь тот успел достаточно хорошо изучить своего подчиненного и чувствовал фальшь. Когда они вклинились в оживленную толпу, спешащую на посадку, он потянул Кая в сторону подсобных помещений, где было легко спрятаться.

Оказавшись в маленьком чуланчике с чистящими средствами, Кай прижался к мужчине, тяжело дыша и прислушиваясь. Алекс невольно улыбнулся, вспомнив, как они вот так же прятались с Томом в шкафу от родителей.

Кай судорожно вздохнул и уткнулся лицом ему в плечо.

— Ему страшно, Алекс... И мне тоже.

Мужчина погладил его по спине, целуя в макушку.

— Все будет хорошо, — заверил он. Он думал, пытаясь найти оптимальный выход. – Кай, я отвлеку их, а вы улетите первым же рейсом. Я улечу позже, и встретимся на какой-нибудь планетке.

Кай долго молчал, обнимая Алекса, затем тихо шепнул, отстранившись:

— Мы будем ждать тебя на Терре.

— Если со мной вдруг что-то случится, позаботься о нем, — попросил Алекс, погладив по щеке. Все же им повезло, Кай оказался неплохим малым.

Кай кивнул.

— Удачи вам.

Не оглядываясь, выскользнув из служебного помещения, Алекс выбежал в зал ожидания. Он искал Руфуса. И нашел. Лицо начальника было искажено гневом и нетерпением. Под прикрытием группы переселенцев, отправлявшихся в какую-то колонию, Алекс зашел ему за спину и ткнул между лопаток дулом.

— Прикажи своим людям возвращаться, — потребовал он тихо. – И не дергайся. Выстрелю.

— Вот как, — напряженно ухмыльнулся блондин. — Алекс, Алекс, я считал тебя умным человеком. Икс двести пятьдесят шесть ведь завладел его телом. Ты не представляешь, что мы сможем, если он окажется в наших руках.

— Да, телом Томаса, — напомнил мужчина, сильнее вдавив дуло в спину Руфуса. – Вы ведь знали, что так будет. Знали… Отзывай людей.

— Я бы и сам на это пошел, но корпорации нужен наследник, — хмыкнул молодой мужчина и жестом отдал приказ своим людям. Вот только они не отступили, а мгновенно скрутили Алекса. Руфус поправил пиджак и посмотрел на одного из лучших своих сотрудников. — Где он?

Алекс покачал головой:

— Я не отдам тебе Тома, — заявил он, упрямо глядя на начальника.

Блондин хмыкнул и кивнул своим бойцам, которые тут же потащили Алекса к машинам. Он пытался сопротивляться, но эти попытки быстро пресекли парой крепких ударов. Нет, Алекс не боялся, вернее, только за Кая и Томаса.

А потом были несколько недель бесконечных допросов, выматывающих бессонных ночей и даже физических истязаний во внутренней тюрьме корпорации. Руфус бесился, лично разбивая ему лицо, но Алекс молчал.

— Они уже далеко, — сказал он, чувствуя, что в очередной раз теряет сознание. Только это грело Алекса эти дни. Раз его бьют, значит, Том вне их досягаемости. Спаслись.

Однажды ночью за ним вновь пришли, но на этот раз не для того, чтобы отволочь в допросную. Его просто вышвырнули на улицу. Он больше не был им нужен. По какой же причине, он мог только гадать, и сердце сжималось от страха, когда в голову закрадывались мысли, что… Сняв в банке скопленные ими с Томом деньги на дом и продав квартиру, Алекс отправился на Терру, путая следы, все еще не веря, что Руфус отступился.

Но по пути на Терру в одном из баров при космопорте он понял, в чем дело. Под Руфуса копала межгалактическая организация порядка, подозревая земную корпорацию в нарушениях законов и соглашений.

Прибыв, наконец, на планету, Алекс почувствовал себя совершенно растерянным. Он не знал, где искать. Но при выходе из космопорта его окликнула какая-то девушка.

— Простите, вы Алекс Теймор? — спросила хрупкая брюнетка.

— Да, — осторожно ответил мужчина, быстро оглядываясь, сердце забилось от смеси страха и надежды.

Девушка улыбнулась и стянула солнцезащитные очки, открывая изумрудные глаза:

— Мы вас ждали.

Алекс неуверенно улыбнулся и потянул ее к выходу:

— Вам надо быть осторожнее, — предупредил он. – Дело вышло за пределы корпорации, и я не берусь предположить последствия этого факта. Где Кай и Томас?

— Я провожу вас к ним, — девушка вновь надела очки. — Мы Майя и Лирара. А насчет союза можно не беспокоиться. Их верхушка не менялась вот уже около пятисот лет, потому что они в контакте с нами.

Девушка проводила Алекса к автомобилю, возле которого их дожидался парнишка с кошачьими ушами и хвостом. Анималы, они, как и люди, распространились уже по многим галактикам. Парнишка кивнул Алексу в знак приветствия и сел в автомобиль. Девушка уселась за руль и пристегнулась.

Примерно через час они въехали на территорию роскошного научно-жилого комплекса, припарковавшись в подземном гараже. Парень и девушка повели Алекса наверх, на третий этаж, в один из светлых кабинетов с мини-лабораторией. Том сидел за компьютером и что-то увлеченно изучал, нервно поправляя очки.

Замерев в дверях, Алекс улыбнулся, несколько минут просто любуясь парнем, который уже не выглядел потерянным и замученным. Или это был Кай?..

— Томас, — позвал он, подходя ближе.

Юноша вскинул голову и широко улыбнулся. Это был Кай. Но зелень его глаз быстро ушла, уступая место небесной голубизне, на которой сразу появились слезы. Томас поднялся на ноги, несмело шагнув навстречу, и только оказавшись в объятиях брата, позволил себе разрыдаться.

— Томас, — прошептал мужчина, нежа паренька в своих объятьях и целуя его лицо, собирая слезы. У него и самого глаза стали мокрыми от соленой влаги, но он не стеснялся ее. – Я боялся, что потерял тебя…

— Прости, прости меня, — шептал мальчик. — Я должен был рассказать тебе все про эту работу... Но я думал, пронесет. Но нет... Кай. Он помогает мне, оберегает. Но все равно я думал, что сойду без тебя с ума. Винить, упрекать, теперь, когда счастлив просто от того, что тот продолжает существовать… нет.

— Как ты, привыкаешь? – спросил Алекс, на самом деле плохо представляя, как два существа уживаются в одном теле. Томас кивнул, смущенно улыбнувшись.

— В основном, он отдает мне бразды правления, но никогда не спит. Говорит, подсказывает. Иногда перенимает управление на себя, если не может объяснить, что именно требуется.

Алекс скользнул ладонью по волосам брата и, прижимая его к себе, сказал:

— Спасибо, Кай.

Парнишка усмехнулся в ответ. В зеркале напротив отразилась изумрудная зелень и одновременно голубизна чистого неба. Теперь они втроем. Навсегда.

 

Категория: Фантастические рассказы | Добавил: Balashova_Ekaterina (15.03.2018) | Автор: Балашова Е.С., Захарова И.Ю. 2014
Просмотров: 51 | Теги: космос, научная фантастикa, проза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar