Скайлар. Глава 3

Увольняться из клиники было немного жаль, но Анджей смотрел в будущее. Где его ждала новая, интересная работа, полная перспектив. Ожидая у подъезда Скайлара, обещавшего отвезти его на новую работу, он волновался, как, наверное, никогда в жизни. Так что даже не мог читать, просто прижимая к себе диплом Кристиана, который за эти пару дней заглотил почти до половины. Теперь он испытывал почти благоговейный трепет перед его отцом и восхищался самим Крисом, ибо работа, написанная им, была превосходна. Если бы не болезнь, его бы ждало большое будущее, хоть в науке, хоть в литературе, что бы он ни выбрал…

Скайлар подъехал к дому Джея в точно обусловленное время.

— Доброе утро, — улыбнулся он, как только парень сел в машину. — Как настрой?

— Свернуть горы, конечно, — беря пример с друга, отшутился Анджей, не желая выдавать волнения и капельки страха. Погладил книгу. — Скайлар, ради науки вы готовы на все, да?

Такой вывод он сделал, анализируя информацию, полученную из книги и дневника Кристиана.

— Сама наука как таковая не самоцель, — довольно мягко ответил мужчина, — но ради конечной цели я готов если не на все, то на очень и очень многое. Теперь обсудим некоторые правила работы со мной. Первое: пунктуальность. За опоздания буду карать. Второе: вызвать могу в любое время суток. И ты обязан явиться. Третье: мои приказы не обсуждаются. Все понятно?

Анджей колебался не более полуминуты. С первыми двумя пунктами проблем не было, а вот третий… приказы ведь бывают разными. Впрочем, отступать было поздновато, да он и не желал.

— Понятно, — твердо сказал он, бросив на мужчину быстрый взгляд. Вернулся к прежнему разговору. — А что для вас конечная цель?

— Цели бывают разные, — хмыкнул мужчина, паркуя авто возле неприметного, но явно нового здания. Перед этим они пересекли блокпост, на котором стояли военные. — Все зависит от конкретной ситуации.

Покинув салон, Анджей обернулся на пропускной пункт, куда так просто и кошка не проскочит, и спросил:

— А когда мне выдадут пропуск?

А то затруднительно будет являться в любое время суток…

— Сегодня. Уже все готово, — мужчина пошел в сторону здания, на входе в которое также стояла охрана, и в главном холле почему-то был лифт, что, учитывая двухэтажность, было весьма несуразно. Но как только они в него зашли, все стало понятно: на приборной панели были кнопки с обозначением подземных этажей.

— Прямо как в кино, — улыбнулся Анджей.

Казалось, лифт ехал вечность, но молодой человек прекрасно отдавал себе отчет в том, что это лишь впечатление. Просто он слишком волнуется. И сделал тайком пару глубоких вдохов.

— Это круче, чем в кино, — хмыкнул мужчина, делая шаг из лифта в огромное помещение, где то и дело сновали люди в наглухо застегнутых белых халатах и респираторах. Всюду были двери, как в операционных. — Нам сейчас в третью.

Кивнул Скайлар на дверь, над которой горела цифра "3".

Анджей кивнул, не найдя слов. Такое ему и во сне не снилось, не то что не мечталось наяву… И поспешил за мужчиной, уверенным, широким шагом направлявшимся к обозначенной комнате. Нырнул следом в проем, как в омут, чтобы застыть на пороге, крепче прижимая к себе книгу друга, словно тот был рядом.

— Добро пожаловать в лабораторию, — хмыкнул мужчина, чуть подталкивая замершего парня в спину. — Господа, позвольте представить вам нашего нового сотрудника Анджея Уолкера. Прошу любить, жаловать, при пожаре выносить первым.

Одна из сотрудниц хихикнула в кулачок, очевидно, привычная к юмору начальника, а Анджей залился легким румянцем.

— Добрый день, — поздоровался он, скользнув по лицам новых коллег. – Я очень рад познакомиться.

— Мы тоже, — чуть улыбнулся молодой парень с белокурыми вьющимися локонами и голубыми глазами, стянув с лица маску. — Поль Терн. Генетик.

— Лойс Ларэ. Токсиколог, — улыбнулась та самая сотрудница.

— Такуми Ямомото. Нейроинженер, — помахал рукой парнишка, высунувшийся из-за компа.

— Павел Андреев. Химик, — улыбнулся еще один парень.

— Петр Андреев. Биолог, — вторил ему близнец.

— Ну и я — Мэлоди Ривер. Скромный невролог, — тихо хихикнула молодая женщина, протянув Джею ладонь для рукопожатия.

И Анджей пожал хрупкую руку, кивая всем представившимся:

— Мне очень приятно.

— Нам тоже, — улыбнулась Мэлоди, в то время как Скайлар наглухо застегивал свой белый халат.

— Идем, — сказал он Джею. — Я покажу тебе свой кабинет и дам пропуск. Потом вернемся.

Взяв за локоть, он повел парня в свой кабинет, чтобы попасть в который, нужно было пересечь всю лабораторию.

— Да.

Он послушно последовал за своим новым начальником, не переставая вертеть головой по сторонам. Оо… клинике профессора было далеко до лаборатории Скайлара, а ведь еще недавно Анджей считал ее самой большой и продвинутой в городе.

Уже в кабинете Скайлар подошел к запертому шкафчику и, отперев его с помощью пароля, вытащил оттуда герметичный пакет с белоснежным халатом и пропуск, которые и протянул новому помощнику.

— Пропуск не терять. Халат оставлять здесь. Выгребать все из карманов, потому что их дезинфицируют через день, — проинформировал мужчина, включая компьютер.

— Понятно, — сунув пропуск в карман рубашки, Анджей надел халат. Ему нравилось, как тут все было сурово, но одновременно совершенно на его взгляд оправданно.

— Ну, пока тебе еще не совсем понятно, — криво усмехнулся мужчина, ища что-то в своем столе. — И не допускай бардака в столе и на столе, а то будешь, как я сейчас. Сколько ты прочитал страниц диплома?

Помощник улыбнулся, погладив поверхность своего стола:

— Постараюсь, — пообещал он, хотя на самом деле у педантов вроде него таких вещей просто не случалось. — Утром закончил первую часть.

Он сел на стул-вертушку, крутанувшись туда и обратно.

— Ясно, — Скайлар потер бровь. — То есть уже примерно знаешь, в каком направлении мы работаем. Официально мы, конечно, занимаемся выращиванием органов для трансплантологии, но этот рубеж мы перешагнули еще двадцать лет назад, когда вырастили целый организм в искусственных условиях, то есть, не прибегая к суррогатной матери.

— Да. С помощью генетики вы просто творите чудеса, — подтвердил Анджей, устраивая книгу на столе. – А что стало потом с тем организмом?

— Хомячком-то? Прожил счастливую жизнь и, оказавшись долгожителем, помер только через четыре года, — чуть улыбнулся мужчина. – Примечательно, что ничем не отличался от сородичей.

— Ну, если в ДНК его образца ничего не меняли, то вероятность мутации была очень мала, верно?

Парень улыбнулся, радуясь за зверушку, хотя обоснованно полагал, что до нее были и менее удачливые подопытные свинки. Он это понимал и, осознавая неизбежность великих открытий без жертв, просто старался не думать об этих несчастных.

— Всегда есть процент неожиданности. Тем более в таких исследованиях. Впрочем, более поздние эксперименты показали, что вероятность мутации крайне мала, и интеллект такого ребенка не уступает обычному, разве что иммунитет слабее, — ответил мужчина, закурив.

— К… как ребенок? — Кристиан об этом не писал. Впрочем, он ведь еще не дочитал, да и друг понимал, что о подобных вещах не стоит кричать на каждом углу. И он предпочел тоже не заострять на этом внимание. — А как он развивается, как обычные дети, или медленнее?

— Обычный, даже чуть быстрее, но это зависит от условий и того, в какой мере ребенком заниматься. В подростковом возрасте проявилось, что интеллектуально ребенок несколько выше, чем сверстники, даже весьма одаренные. Физически — чуть слабее, но в процессе взросления болезненность ушла. Сейчас это типичный подросток, шумный и постоянно требующий денег, — Скайлар усмехнулся.

— Ваша… дочь? — выпалил Анджей, осененный догадкой, и, получив в ответ кивок, задумчиво умолк. Сейчас, когда он понял, каких высот реально достиг Скайлар в своих исследованиях, мелькнула у него еще одна, безумная мысль, но он не озвучил ее, чтобы не выдать своей тайны. — Это же… теперь человечество сможет шагнуть на новую ступень и создать мир без болезней и генетических уродств.

— Но это никому не нужно, — резонно заметил генетик, закуривая еще одну сигарету. — Во всяком случае, правительство будет оплачивать подобное только для элиты, не для простого люда.

Помощник вздохнул, не скрывая своего огорчения от этого факта. Но Скайлар был прав, пока их система так несовершенна, как сейчас, новый, лучший мир оставался мечтой, утопией. И никакое открытие, даже самое великое, не могло облагодетельствовать всех. И все же он верил, что когда-нибудь…

Но долго печалиться несправедливостью мира Джею не пришлось, поскольку, докурив, Скайлар потащил его обратно в лабораторию.

— Сейчас мы занимаемся несколькими проектами и, чтобы быть всегда в курсе дела, существует внутренняя сеть. Компьютеры в лаборатории связаны между собой и, чтобы войти в эту сеть, нужен уникальный код доступа. Он закодирован на магнитной ленте пропуска. Подносишь к сканеру рядом с компьютером, и ты уже в системе. Информацию выносить из лаборатории можно далеко не всю и только на специальных флешках. Я дам ее тебе завтра. За потерю отвечаешь головой.

Ух ты. Анджей повертел пропуск в руках, рассматривая. Кивнул.

— А как понять, что можно выносить, а что нет?

Было самому неудобно, но молодой человек чувствовал, что достанет начальника вопросами, прежде чем освоится на новом месте и сможет безупречно исполнять свои обязанности.

— Когда в систему заносится информация в виде различных файлов, мы ставим галочки, можно ли брать эту информацию для работы вне лаборатории. Если информацию брать запрещено, эти файлы просто недоступны для копирования.

— Аа… — как все, однако, продумано, удобно отлажено. Анджей не переставал восхищаться.

Скайлар чуть усмехнулся, понимая его реакцию.

— В любом случае дочитывай диплом и потом изучи текущие проекты. Особое внимание удели проекту «скайлар». Над ним работает вся команда.

— Хорошо, — смущенно улыбнулся Анджей, в уме уже прикидывая, когда закончит книгу. Но не собираясь откладывать и изучение проектов. — А это проект назвали в честь вас или вас из-за него так прозвали?

— Изначально так назывался проект, но после я взял это имя как одно из многих. И оно прижилось здесь, в лаборатории, — ответил мужчина, заглядывая через плечо Поля и что-то подсказывая. Тот кивнул в ответ.

Анджей кивнул. У него было еще много вопросов, в том числе относительно проекта, но последние он решил пока придержать, во всяком случае, до тех пор, пока не ознакомится с материалами по нему, ведь тогда большая их часть наверняка отпадет сама собой.

От объема информации, которую он получил в этот, казалось, бесконечный день, голова шла кругом. А ведь он просто познакомился с лабораторией и обжил новое рабочее место… Очевидно, Скайлар заметил это, и отпустил помощника домой пораньше, лично проводив до пропускного пункта, чтобы еще раз показать, как правильно пользоваться пропуском.

Придя домой, Анджей завалился на постель и только спустя минут десять смог заставить себя двигаться. Приготовив поесть, открыл дипломную работу Кристиана, начиная следующую часть. Она была сложнее, и после прочитанного оставалось осознание того, что наука несет не только благо. И занятие это бывает опасно.

Он читал допоздна, не в силах оторваться, но часто зависая в раздумьях, и заснул с книгой в обнимку.

Когда он утром вышел из дома, у подъезда его ждал автомобиль Скайлара. Мужчина стоял у машины и курил, завидев Анджея, он криво усмехнулся.

— Вижу, что прочитал, — на вопросительный взгляд парня пояснил: — Выглядишь больно пришибленным.

Анджей машинально бросил взгляд на свое отражение в зеркальной поверхности тонированных стекол. Ничего особенного, просто не выспался… Но все же не признать, что Скайлар прав, он не мог. Работа Кристиана действительно оставила противоречивое впечатление, в груди до сих пор жили прежний трепет, но и капелька страха, и неприятие некоторых вещей.

— Я все равно не передумаю, — заверил он, понимая, что подобные моменты присутствуют в любом деле, просто надо или уходить, или мириться с ними.

— Что ж, это радует, — хмыкнул Скайлар, садясь в машину. — Сегодня я дам тебе доступ к проекту и трогать не буду. Ознакомишься с информацией, чтобы завтра включиться в работу.

— Хорошо.

Сев рядом, он улыбнулся мужчине, стирая со своего лица следы ночных размышлений и оставляя только решимость следовать избранным путем. В их кабинете они переоделись и, выпив кофе, уткнулись в компы. Скайлар прогонял какие-то данные, а Анджей погрузился в изучение проекта по генетической модификации взрослого человека, по сути, в идеального солдата, с повышенным болевым порогом, нечеловеческими рефлексами, выносливостью и силой. С иммунитетом к вирусам и ядам. Читая и просматривая методы, детальное описание экспериментов, начиная от мышек и доходя до людей, он пару раз бросал взгляд на Скайлара, вспоминая дневниковые записи Кристиана и чувствуя, как по позвоночнику бегут мурашки. Но это многое объясняло.

— Валерьяночки накапать? — спросил Скайлар, в очередной раз почувствовав на себе взгляд помощника.

Застуканный, Анджей смутился. Молча помотал головой, боясь проболтаться ненароком о дневнике, и перевел взгляд обратно на монитор, впрочем, через минуту снова посмотрев на начальника.

— Хотите еще кофе?

Он лично хотел, надеясь проснуться ото сна, в котором ощутил себя после просмотра результатов последних опытов.

— Может, тебе коньяка в него плеснуть? — Скайлар оторвался от монитора. — На тебя смотреть тошно. Выглядишь так, будто сейчас хлопнешься в обморок.

— Вы преувеличиваете, — открестился от собственных ощущений Анджей. – Но если вы не против, что ваш помощник пьет на работе, от предложения не откажусь.

Конечно, Скайлару, который провел некоторые из опытов на себе, наверное, неопытность Анджея казалась забавной. Но не самому молодому человеку, который мог представить что-то подобное только в рамках НФ…

— Сегодня разрешаю, — хмыкнул мужчина. — Но хоть раз увижу на работе пьяным или под кайфом, откручу голову.

Джей позволил себе тихо рассмеяться, готовя кофе на две персоны, и посчитал нелишним, к слову, прояснить кое-какие «рабочие» моменты.

— А если, например, ваш вызов вытащит меня с вечеринки, тоже открутите?

— Для таких случаев в лаборатории имеются препараты, которые отрезвляют за десять-пятнадцать минут, — ответил Скайлар, помешивая кофе. — А вообще лучше вести трезвый образ жизни, и никаких проблем.

— Согласен с вами, но все же иногда расслабиться бывает тоже полезным.

Особенно при напряженной работе.

— Медитируй, — посоветовал мужчина, сделав глоток. — Шикарный кофе, кстати говоря.

— Спасибо, — улыбнулся Анджей. Тепло вспоминая кофейню, в которой подрабатывал прошлым летом. Как ни крути, а любой жизненный опыт надо рассматривать, как ступень к самосовершенствованию, и, взяв из него хорошее, забывать о плохом, и тогда жить станет лучше.

— Кстати, — мужчина допил кофе и поставил чашку на стол, — спасибо, что все-таки вернул дневник Кристиана. Но впредь прошу без спроса вещи из моей квартиры не брать и не выносить.

Молодой человек вздрогнул и обжегся кофе, к счастью, не пролив его ни на белоснежный халат, ни на клавиатуру дорогущего компьютера. Стало ужасно неловко.

— Вы знали? — тихо спросил он, вытирая салфетками столешницу. — Простите меня, я обычно никогда не беру ничего чужого, вы мне верите? На меня просто что-то нашло, когда я понял, чей это дневник. А вы… вы делали вид, что ничего не знаете, и я…

— Я верю, — Скайлар мягко улыбнулся парню. — Сильно обжегся? Не суетись. Все нормально.

Встав, мужчина помог парнишке все убрать.

Анджей облегченно вздохнул. Пусть он еще был очень молод, но уже прекрасно знал, что такое репутация и честное имя, и что даже один маленький проступок может иной раз перечеркнуть все.

— Ерунда, — заверил он, рискнув посмотреть на Скайлара.

Покачав головой, мужчина потрепал парнишку по волосам и вдруг поделился:

— Ты был дорог ему, как никто...

— Да, — тихо согласился Анджей, не отдавая себе отчета, на миг уткнувшись лбом в чужое, надежное плечо. – Я всегда знал это, но только прочитав дневник, понял в полной мере. Как и то, что это было взаимно. Но… как я не заметил?..

— Ты замечал, — мягко сказал мужчина, гладя Джея по волосам. — Но не хотел понимать и принимать. Это нормально. Так разум защищает себя...

От этого почти ласкового голоса хотелось расплакаться и снова выплеснуть то, что копилось на душе, но Анджей сумел сдержаться. Ради Скайлара, которому и так травил душу тем, что постоянно был перед глазами, как напоминание о сыне. Еще раз вздохнув, он отстранился и улыбнулся мужчине, пусть немного напряженно, но искренне.

— Вы правы. Не представляю, что было бы со мной, узнай я такое…

— Ладно, пойдем в лабораторию, посмотрим, чем они там занимаются. А то создадут чудовище Франкенштейна, а мы с тобой не при делах... — слабо улыбнулся Скайлар.

Отставив пустую чашку, Анджей усмехнулся уголком губ:

— А они реально могут? — спросил он, уже, впрочем, догадываясь, каким будет ответ.

— Могут, — кивнул мужчина. — Так что пошли, а то самое интересное пропустим. Пошли быстрее.

Кивнув, Анджей поспешил за начальником, отбрасывая печали и оставляя только воодушевление в предчувствии чудес, которыми, несомненно, являлись научные открытия. Сейчас он был готов выполнить все, что бы Скайлар ни приказал.

В лаборатории было тихо, в том смысле, что слышалось гудение аппаратуры и тихий стук клавиатуры. Поль что-то напряженно высчитывал. Лойс сидела рядом с ним, внимательно следя за его работой, положив голову ему на плечо. Такуми что-то писал в журнале. Андреевы и Мэлоди пили кофе.

Скайлар поморщился.

— Так, я не понял, почему не работаем?

— Работаем, — заметила Ривер. — Вот Поль закончит, и мы начнем.

Анджей заглянул генетику через плечо и почувствовал, как волнение перехватывает горло. Последние расчеты. А потом? Он посмотрел на Скайлара, который был главным объектом проекта.

— Будем ставить эксперимент? Сегодня?

Скайлар тихо засмеялся:

— Не беспокойся так, вполне себе плановое мероприятие. Ничего страшного.

Подойдя к Полю, мужчина склонился к нему и что-то шепнул на ухо. Тот, усмехнувшись, кивнул в ответ.

Ну да, для Скайлара и для его верных коллег все было плановым и даже обыденным. Анджей смутился, пытаясь услышать, о чем те шепчутся, но, увы, удары пальцев по клавиатуре были громче. И он решил просто забыть, готовясь морально к предстоящему.

Руководитель группы погладил генетика по плечу и отошел к Анджею.

— Все будет готово через час. За это время нужно подготовить формы, чтобы записать ход эксперимента. Идем, я покажу тебе правильное оформление.

— Да, — улыбнулся Анджей, возвращаясь вместе со Скайларом в кабинет. Заполнять формы подобного толка он умел и, в отличие от некоторых своих сокурсников, не имел ничего против подобного занятия.

Как и было обещано, через час в кабинет заглянул Терн и сказал, что все готово. Кивнув ему, Скайлар снял халат, кинул его на свое кресло и направился в лабораторию, где действительно все было готово для эксперимента. Мужчина стянул с себя водолазку, устроился на кушетке и, пока его подключали к оборудованию, отдавал приказы, кому и что сделать.

Заняв один из компьютеров, Анджей открыл файл с формами и приготовился записывать каждый шаг эксперимента. Сердце его билось от волнения, но он старался не подать виду, хотя и не было в том ничего зазорного, ведь у всех когда-то бывает первый раз, первый эксперимент. И вспомнился ему Кристиан, чье место он занимал сейчас, представляя, каково ему было присутствовать при модификации собственного отца.

Мэлоди в это время нашла вену на руке Скайлара и протерла ее спиртом, беря из рук Павла достаточно большой шприц с препаратом. Или это был Петр? Завидев шприц, мужчина сглотнул и отвернулся. Кто бы мог подумать, что весь такой крутой Скайлар боится уколов… Анджей невольно улыбнулся уголками губ и даже почему-то почувствовал себя увереннее. Не забывая об обязанностях, он сделал заметку об уколе и снова устремил взгляд на объект, слушая и мотая на ус.

Поль вздохнул и подошел к Скайлару со спины, положив ладони ему на плечи:

— Расслабься. Ты сбиваешь оборудование.

— Да знаю я... — Скайлар выдохнул и открыл глаза, но Поль не позволил ему повернуть голову.

— Не смотри. Уже почти все.

Лойс, стоящая рядом с Анджеем, хихикнула в кулачок:

— Хуже ребенка малого...

— Ну так мы, мужчины, все большие дети. Ты не знала? — подмигнул ей тот, отмечая вдруг, какая девушка симпатичная, и губы уже решительно расползлись в улыбке.

Лойс цокнула языком и погрозила Анджею пальчиком:

— Никаких служебных романов.

— Босс запретил? Жаль. При работе, на которой пропадаешь сутками, это очень удобно.

Из вены Скайлара вынули иглу, и молодой человек превратился в абсолютное внимание.

Скайлар дышал глубоко, стараясь успокоиться. Терн гладил мужчину по плечам. Но сердцебиение уже зашкаливало, и давление повысилось. Дыхание мужчины стало поверхностным. И хотя это поначалу можно было списать на последствия столкновения объекта с фобией, Анджей понял, что препарат начал действовать, и пальцы застучали по клавишам, внося в форму показания приборов. Его сердце тоже шумно стучало, но он надеялся, что этого не услышит никто, кроме него самого.

Прошла минута, но аппаратура продолжала зашкаливать, казалось, Скайлар не мог сделать вдоха, впрочем, нет, не казалось. Мужчина задыхался, его била мелкая дрожь. Доктор Ривер уже подорвалась и убежала за препаратами, как выяснялось, не зря. Мгновение спустя аппаратура противно ровно запищала — сердце Скайлара отказывалось биться.

— Нет, — прошептал Анджей, машинально занося данные, прежде чем броситься туда, где над мужчиной уже склонились его сотрудники, делая массаж сердца и искусственное дыхание.

Застыл чуть поодаль, понимая, что остальные и так делают все, что возможно, и его вмешательство может только помешать. Мысленно он отсчитывал уносящие жизнь Скайлара секунды. Но вот вернулась доктор Ривер, и ему ввели очередной препарат. Секунд тридцать ничего не происходило, но вот аппаратура пикнула, потом еще и еще, пока звуки не стали монотонными. Сердечный ритм нормализовался. Все выдохнули.

Ничего страшного, да… Анджей сам не понял, как добрался до стула, на который рухнул. Посмотрел на часы, внося в форму очередную запись.

Бледная, как мел, Лойс вернулась к Анджею и, взглянув на монитор, криво усмехнулась, потрепав парнишку по волосам:

— Молодец. Не растерялся.

— Спасибо, — тихо молвил тот, глядя, как в паре метрах от него медленно приходит в себя отец его друга и начальник. Признался: — Я чуть сам не умер от страха, кажется…

— Это еще ерунда, — поделилась токсиколог. — В прошлый раз всеми пятью лабораториями реанимировали. Еле вытащили.

Анджей вздохнул. Этот мужчина совсем себя не жалел.

Они все ждали, что вот сейчас Скайлар очнется, и они продолжат эксперимент, но тот все не приходил в сознание и, в конце концов, его переместили в палату. И теперь Анджей сидел рядом, перед монитором с открытыми формами, чтобы сделать запись, как только что-то изменится. Периодически к ним заглядывали остальные, пробуя то и это.

— Скайлар… — прошептал молодой помощник, присев на край кровати и неуверенно коснувшись волос мужчины. — Хоть вы не покидайте меня…

— Ну куда же я от тебя денусь?.. — тихо шепнул мужчина, не открывая глаз.

Губ Анджея коснулась улыбка:

— Вы очнулись! Наконец-то…

Его точно подбросило. Записав время в форму, он поднял трубку внутреннего телефона, сообщив всем эту радостную новость, а после вернулся к мужчине, взяв за руку.

— Веки тяжелые. Глаза не открыть, — пожаловался Скайлар, гладя большим пальцем ладонь Джея.

— Ничего, сейчас наши придут и что-нибудь придумают, — пообещал Анджей, чувствуя, как слегка дрожит голос. — Главное, что вы здесь.

— Только не плачь.

— Нет. Конечно, нет, — заверил тот и сдержал слово, его глаза остались сухи. — Я просто испугался.

— Ты все записал, что происходило?

Анджей улыбнулся, кивая:

— Да, все, по минутам.

— Молодец, — вздохнув, мужчина вновь смежил веки. — Не забудь занести файл в базу. В папку "на доработку". Лойс и Поль его дополнят.

Помощник снова кивнул, не выпуская руки Скайлара, точно все еще боялся потерять. И только когда в палату влетели доктор Ривер и Поль, он уступил им место у постели, вернувшись к компу и безотлагательно исполнив приказание.

Поставив Скайлару капельницу, Поль присел на стул возле постели мужчины. Взял его за руку и уже после обратился к Анджею:

— Джей, уже поздно. Можете идти домой. На вашу флешку я перекинул материалы нового проекта, правда, половина файлов будет доступна только в лаборатории.

— Спасибо, Поль. Я не пойду, хочу быть на пульсе новостей о состоянии Скайлара, — улыбнулся он мужчине. Впрочем, он заметил ревнивый взгляд генетика и не хотел мешать. — Если понадоблюсь, я в кабинете.

Прихватив флешку, он удалился. Вздремнув полтора часика на удобном кожаном диване, сел за комп, открывая папку, обозначенную буквой «К». Очередной эксперимент по созданию человека, только не развивающегося из младенца, а уже взрослой особи. Правильно, сделав один шаг — глупо останавливаться. Вот только чем больше он вникал, с каждым следующим файлом он чувствовал, как что-то скребется в его сознание. И предчувствие не обмануло его.

"Отец заставил сдать генетический материал: кровь, сперма, спинномозговая жидкость. Даже не представляю, что он в итоге будет со всем этим делать".

— Зато я знаю, — прошептал себе под нос Анджей, откидываясь на спинку кресла.

Скайлар тоже не мог и не собирался мириться с тем, что Кристиана больше нет. Он собирался воссоздать сына из его генетического материала. Вот только… Нет, Скайлар не мог не понимать, что это уже не будет Кристиан, как бы ни был он похож на прототип, внешне, по характеру, по темпераменту… Это будет уже не Кристиан!

Категория: Скайлар | Добавил: Balashova_Ekaterina (15.03.2018) | Автор: Балашова Е.С., Захарова И.Ю. 2014
Просмотров: 38 | Теги: Рассказ, научная фантастикa, проза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar