Скайлар. Глава 5

Малость отдышавшись, пока натягивал белоснежный халат, Анджей прошел в комнату, не сводя глаз с друга. Хотелось кинуться к нему, обнять, сказать, как сильно его не хватало все эти бесконечно долгие месяцы… Но вместо этого тихо спросил Скайлара:

— Как он?

— Напуган, растерян, ничего не помнит, но рефлексы, эмоциональное и интеллектуальное развитие соответствует нормам. Удивительно, но отчасти это доказывает теорию.

Итак, их творение по всем параметрам было полноценным человеком. И однажды ему было суждено стать полноценным членом общества. Но сколько он будет к этому идти?

— Это радует, — Анджей улыбнулся заметившему его парню, но губы того даже не дрогнули в ответ. Очень тихо, чтобы не слышал Кристиан, спросил: — А… он уже что-то понимает, или ему придется учиться, как ребенку?

— Когда я говорил про уровень интеллекта, — раздраженно начал Скайлар, — я имел в виду, что его знания при нем. Что дает нам право надеяться на... на практическое подтверждение теории.

— Да, да, верно… — согласился парень, потерев ладонью лицо. Конечно, какой интеллект, если вообще ничего не понимаешь… Он снова посмотрел в сторону Кристиана. Все было даже лучше, чем он ожидал, ведь другу не хватало только воспоминаний, делающих его той самой личностью, которую вырвало из жизни так неожиданно и ужасно. Он собрался и несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь. — Что я должен делать?

— Первая неделя контрольная, — тихо шепнул мужчина. — В это время никаких потрясений или искусственных воспоминаний. Ты понимаешь, о чем я? Просто общайтесь. И... — мужчина протянул Анджею дневник Криса, — оставь его пока у себя, хорошо?

— Конечно, — Анджей прижал дневник к груди. Он прекрасно понимал, что сейчас неокрепшим и не адаптированным еще к новой среде организму и психике были опасны встряски. А воспоминания, если теория Скайлара верна, должны пробудиться сами. — А вы ему уже что-то сказали относительно того, кто он и почему здесь? Ну… чтобы легенды совпадали.

— Самую основную информацию: кто он, сколько ему лет, что я его отец, и он был серьезно болен — ответил на немой вопрос — сказал про родство, чтобы он не был так напуган.

— Ясно.

Напуган. Еще бы, когда не понимаешь: кто ты и что происходит. Бедняга Кристиан, у него сегодня тяжелый день. Но ничего, они помогут ему почувствовать себя лучше. Подсев на кушетку к другу, он снова улыбнулся ему:

— Привет. Хочешь кофе?

Парень как-то опасливо посмотрел на Джея, сжимая пальцами простынь на кушетке.

— Привет, — наконец выдал он, взглядом изучая чужое лицо. — Если тебе не сложно...

— Совсем нет, — заверил Анджей. Конечно, реакция Криса не ускользнула от его взгляда. — Не бойся меня. Я помощник твоего отца и не обижу тебя. Я быстро.

Сварив кофе, он взял сахар, чтобы насыпать две чайных ложечки, как любил Кристиан, но вдруг отложил в сторону. Поставив на поднос кофе, черный без сахара, и сахарницу, вернулся к парню, послушно ждавшему его возвращения.

— Только подуй. Горячий...

Юноша кивнул и шепнул: "Спасибо". Подув, попробовал и чуть скривился. Подумав, добавил две ложки сахара.

Отметив про себя это действие, Анджей сделал себе мысленную заметку рассказать о нем потом Скайлару. Снова присев рядом, спросил:

— Как ты себя чувствуешь?

Парнишка отглотнул кофе и устало прикрыл глаза.

— Неуютно. Я словно инородный объект.

— А-а… Не переживай, это последствия болезни, скоро пройдет.

Пройдет при любом из вариантов. Анджей смотрел, как друг осторожно пьет кофе, и не мог насмотреться. Когда Кристиан задумчиво смотрел, словно в никуда, сквозь предметы, ему на миг показалось, что ничего не было. Что минувшая трагедия и все, что было после, просто приснилось ему. Вот сейчас тот повернется и с улыбкой спросит: "Ну что, замутим что-нибудь вечером?" Но нет…

Допив кофе, Крис отставил чашечку и благодарно улыбнулся парню:

— Спасибо... — он замялся и смутился. — Прости, как тебя зовут?

— Анджей. Но можешь звать меня просто — Джей.

Парень кивнул, и личико его напряглось, словно он что-то пытался вспомнить, но спустя мгновение удрученно вздохнул — ничего.

— Не насилуй свою память, так она скорее вернется, — посоветовал Анджей, хотя до безумия хотелось, чтобы Кристиан его узнал. — Тебе что-нибудь снилось?

Парнишка покачал головой:

— Ничего, только ощущение было, как будто я под водой.

Они проболтали еще около часа, а потом Кристиана поклонило в сон, и Анджей проводил его до палаты, которую загодя приготовили перед экспериментом. Заботливо укрыв спящего одеялом, тихо прикрыл за собой дверь, чтобы поспешить в кабинет начальника, доложив об этом факте.

Скайлар сидел за компьютером и делал какие-то расчеты. Судя по всему, он выпил уже пару литров кофе и выкурил не меньше пачки сигарет, о чем говорили гнутые окурки на дне пепельницы.

Анджей вздохнул:

— Вам бы тоже отдохнуть, а? — предложил он. — А я подежурю.

— Да я вот думаю... не допустил ли я ошибки во время обработки генетического материала?.. — ответил Скайлар, словно не услышав вопроса.

Анджей присел на краешек его стола.

— А что навеяло эти сомнения? — спросил он с замиранием сердца.

— Навязчивый страх в голове, — затушив сигарету, Скайлар вздохнул. — Понимаешь, проблема онкологии стоит где-то на уровне генов, некий сбой в ДНК клеток заставляет их неконтролируемо размножаться. ДНК-образцы я брал у человека с онкологией в последней стадии. И вот теперь я не уверен, насколько хорошо я все это обезвредил.

Анджей вздохнул, зарывшись пятерней себе в волосы. Он понимал мужчину, представляя, что тому пришлось пережить, наблюдая, как угасает на его глазах любимый сын. И конечно, он не хотел пережить это снова, не мог такого допустить.

— Но, насколько я знаю, на ранних стадиях рак можно победить. Просто мы больше не будем беспечны и станем лучше следить за его здоровьем. Но… я уверен, что вы все сделали правильно. И вы убедитесь в этом. Только сперва поспите. Хотя бы потому, что ваше состояние огорчает сына.

Приврал немного, конечно, они вообще не говорили с Кристианом о его отце. Но он знал, что если бы тот не был так растерян и напуган, так бы и было.

Вздохнув, мужчина кивнул и поднялся из-за стола.

— Я надеюсь, ты не рассчитываешь, что я сейчас поеду домой? — усмехнулся Скайлар. Вдруг подойдя к помощнику, он обнял его, как обнимал Криса, и тихо прошептал: — Спасибо...

Анджей улыбнулся. Конечно, нет. На такое он и не рассчитывал, тем более что в лаборатории хватало мест, где можно было очень даже недурно выспаться.

— Все будет хорошо, — пообещал он, растроганный порывом начальника, и обнимая его в ответ. Когда Скайлар отстранился, он улыбнулся ему. — Пойду, принесу одеяло. Сегодня прохладно.

Кивнув, мужчина чуть улыбнулся и стянул халат, явно намереваясь устроиться на диванчике в кабинете. Когда Анджей вернулся, Скайлар уже спал. Печально улыбнувшись, парень укрыл начальника одеялом и мягко погладил по волосам.

— Все будет хорошо, — тихо повторил он, убеждая не столько спящего, сколько себя и саму жизнь в придачу.

Сварив себе кофе, он открыл форму, занеся туда информацию о ложечках сахара, и вышел, чтобы вернуться в палату к Кристиану. То ли охраняя его сон, то ли любуясь.

Парнишка спал беспокойно, то и дело вздыхая во сне или сжимая пальцами простынь, кутаясь в одеяло едва ли не с головой. Анджей не знал, можно ли или нужно ли будить Криса сейчас, ведь во сне ему могли сниться воспоминания из прошлой жизни. Но когда тот застонал, все же легонько коснулся плеча, склонившись, прошептав на ухо:

— Ш-ш-ш… все хорошо.

Чуть вздрогнув, Крис проснулся, судорожно вздохнув, и присел на кровати, испуганно воззрившись на Джея.

— Плохой сон? — тихо спросил тот, отодвигаясь, чтобы подарить парню ощущение безопасности.

Крис притянул колени к груди:

— Меня преследует ощущение, как будто я с головой погружен во что-то липкое и теплое, и я не могу выбраться... И почему-то синий свет...

Анджей вздохнул. Наверное, это ощущение будет мучить Криса еще долго… Но есть ли удивительное в том, что он помнит свое пребывание в капсуле, ведь он пребывал там уже вполне развитым, неудивительно, что оно отложилось у него в подкорке.

— Это последствия болезни, — повторил он, не зная, как еще объяснить эти сны, чтобы не выдать правды. — Я спрошу твоего отца, можно ли с этим что-то сделать.

Парнишка кивнул, но после тихо заметил:

— Я никак не могу понять, что со мной... Перебираю в голове все болезни, что могли вызвать амнезию, но... Ничего не подходит под мое состояние.

— Наверное, это потому, что амнезия не результат самой болезни, — Анджей рискнул прикоснуться к Кристиану, погладив по голове, как недавно его отца. — Тебе стало нехорошо, и ты упал. Ударился головой…

Попытался он решить задачку, над которой бился друг.

Вздохнув, Крис потер лицо ладонями.

— Может, выпьем чая? Боюсь, я уже не усну.

— Конечно, — улыбнулся Анджей, — у меня есть заварные пирожные. Сейчас поставлю чайник. Здесь попьем или пойдем в комнату отдыха?

Пирожные были куплены для Лойс, но она ведь не обидится, узнав, кого он ими угощал.

— Давай лучше здесь, — тихо ответил парень, садясь на постели и свешивая ноги.

— Тогда подожди немного, я быстро. Ты хорошо себя чувствуешь?

Теперь, когда они вновь обрели Кристиана, страх потери поселился не только в Скайларе, но и в его душе. А парнишка выглядел слишком бледным. Впрочем, возможно, дело было в нестерпимой белизне вокруг.

Когда Анджей вернулся, Кристиан уже переоделся в белый стерильный костюм и как-то странно смотрел на свои руки на уровне вен на локтевых сгибах.

— Ты чего? — спросил Анджей, ставя поднос на столик.

Парень медленно сжал и разжал пальцы.

— Скажи, мне ничего не кололи в вены? Просто я помню жжение, как будто вена умирает от лекарства... Но сейчас все в порядке, — Крис покачал головой. — Просто кажется, наверное.

Нет, нельзя было позволить копиться сомнениям, которые изводили бы Кристиана мыслями, чтобы не допустить неминуемого взрыва.

— Нет, кололи. Правда, это было уже давно. Но не спрашивай меня, что именно, я тогда еще не работал с твоим отцом.

Быстро сервировав столик, он придвинул его к постели, а себе взял стул.

Крис удивленно посмотрел на Анджея, после вновь глянул на свои руки.

— Странно...

— Что же? — насторожился Анджей. Понимая, что долго они Кристоферу врать не смогут.

— Разве вены могли так быстро восстановиться? — тут же пожал плечами. — Ладно, неважно. Паранойя какая-то.

— Правильно, не заморачивайся. Ты выздоровел и встал на ноги, и это главное, — Анджей пододвинул Кристоферу чашку и тарелочку со вкусняшкой.

Парнишка еще раз вздохнул, чуть улыбнулся и отглотнул чая. Откусил кусочек пирожного, и на бледном личике отразилось наслаждение. Он всегда был сладкоежкой.

— Я, правда, больше шоколадные люблю, но в заварном креме есть своя прелесть, да?

Конечно же, Анджей заметил реакцию, и на душе стало капельку теплее от подогретой надежды, что Кристиан вспомнит не только пристрастия тела. В конце концов, прошло еще только несколько часов.

Крис допил чай и незаметно даже для себя задремал, и на этот раз его сон был спокоен.

Подоткнув ему одеяло, Анджей вышел, проверить, как обстоят дела в лаборатории, и столкнулся с Лойс. Улыбнувшись девушке, он приложил палец к губам, призывая к тишине.

Девушка восторженно улыбнулась и крепко обняла своего парня, едва не прыгая от переизбытка эмоций.

— Это Кристиан, — прошептал тот, прижимая Лойс к себе. — Это он.

И ничто не изменит этого факта, даже если воспоминания никогда не вернутся.

— Я знаю, милый, — шепнула девушка, целуя парня в щечку. — И я уверена, что воспоминания вернутся. Скайлар не мог ошибиться. Это ведь Скайлар.

Анджей тихонько засмеялся. Все правильно. Может, Скайлар и не был богом, но вполне годился на место его заместителя. И здесь, в этой лаборатории, в него свято верили все.

— Хочешь его увидеть?

Девушка кивнула и, прежде чем отстраниться от парня, прижалась к нему еще сильнее.

С сожалением выпустив Лойс из своих объятий, Анджей открыл дверь палаты, где, точно упавший с небес ангел, спал Крис. Пропустив ее внутрь, так же бесшумно закрыл за собой дверь.

— Он задает очень много вопросов, — грустно улыбнулся он. — Совсем как ребенок, только это вопросы взрослого.

Лойс тихонько подошла к постели Криса, робко коснулась пальцами его волос.

— Его можно понять, — тихо шепнула девушка. — У него нет почвы под ногами.

— Да, ему сейчас очень тяжело.

Как бы он хотел ему помочь, обнять, успокоить, дать информацию, которая тому так необходима… Но ради эксперимента и, отчасти, самого Кристиана, они должны были хранить молчание. Еще целых семь дней.

Дав девушке время побыть с Крисом, он потянул ее прочь из комнаты, поскольку говорить в палате было неосторожно, ведь всем известно, что люди могут воспринимать окружающее даже во сне, пусть и на уровне подсознания.

— Он помнит капсулу, и она снится ему в кошмарах, — поделился он, потчуя Лойс все теми же пирожными. — Не смог придумать, что сказать ему на это…

— Капсулу? — тихо переспросила девушка, садясь за столик в комнате отдыха. — Наверное, на уровне тактильных ощущений, ведь по меркам его организма он пробыл в ней двадцать лет...

— Скорее всего. Я думаю, это пройдет, когда он почувствует себя частью этого мира. Но пока, он знает, его слишком мало для этого. Он такой бледный… Надо поговорить со Скайларом и вывести его хоть недолго на улицу. Конечно, не сегодня, но на днях.

Лойс помешивала ложечкой чай, тихо вздохнула:

— Нужно посмотреть сейчас анализ крови. Может, гемоглобин низкий. К тому же Скайлар как-то сказал, что после контрольной недели он заберет его домой.

— Думаю, это правильно, так он скорее освоится. Вот только я очень боюсь, что он вспомнит, как умирал… Хорошо бы, чтобы в этот момент кто-то был рядом.

Пока Лойс проверяла анализы, Анджей заглянул в палату, чтобы удостовериться, что с другом все в порядке. Крис по-прежнему спал, а когда Анджей вернулся в лабораторию, его девушка уже сидела перед компьютером.

Обернувшись, она чуть улыбнулась парню.

— Гемоглобин, конечно, низкий, но не критично. Все же дышать легкими он начал меньше суток назад.

Да и кожа Кристофера еще не познала солнечных лучей… Наверное, он все же слишком беспокоится.

— Ты меня успокоила, — он робко коснулся ее руки, сжимая в ладони ее пальчики. — Лойс, мои родители собираются приехать в следующем месяце… Можно я тебя с ними познакомлю?

Девушка смутилась и даже слегка покраснела.

— Ты думаешь, это уместно? Все же... У меня же есть ребенок, как они к этому отнесутся? Скрывать его существование я не собираюсь.

— Лойс, у меня самые серьезные намерения, поверь мне. Так что скрывать было бы глупо, — улыбнулся он. — Кроме того, Тимка такой замечательный. Я уверен, что родители тоже полюбят его.

Покраснев, девушка опустила голову, сильнее сжимая пальчиками ладонь Анджея. Который вдруг склонился, мягко касаясь ее губ, прося их открыться. Они не виделись чуть больше суток, а он уже соскучился. И Лойс не нашла причин для отказа, приоткрывая губки и нежно целуя в ответ. Чувственно и нежно, как целовала его только она.

— Я люблю тебя, — прошептал Анджей ей на ушко.

Через пару часов из кабинета вышел немного посвежевший Скайлар. И, сварив ему кофе покрепче, как тот любил, Анджей рассказал обо всех новостях, что появились за время его отсутствия.

Скайлар медленно кивал, слушая отчет.

— Тело другое, следовательно, фантомные боли невозможны, — заметил мужчина, делая глоток кофе. — Значит, тут что-то другое. Возможно, теория может оправдаться полностью.

И уже закивал Анджей, полностью согласный с этим выводом.

— Еще… мне кажется, он догадывается, что мы скрываем от него что-то.

Кристиан всегда был очень умен и наблюдателен.

Скайлар внимательно посмотрел на Анджея.

— Если вспомнит, это... будет тяжело, но это будет означать, что теория верна. А если не вспомнит, мы ему не расскажем.

— Да, так будет правильно.

Последующие несколько дней Анджей практически дневал и ночевал в лаборатории, хотя Скайлар на этом не настаивал. Исключением были довольно короткие встречи с Лойс, с походами в кино или кафе. Впрочем, она все понимала правильно, и он был ей за это признателен. Кристиан немного окреп, и на его щеках появился легкий румянец. Он часто задумывался, и казалось, еще мгновение, и он что-то вспомнит. Но нет, его воспоминания по-прежнему ограничивались привычками и физическими ощущениями. Но они не отчаивались.

— Кристиан, — заглянул Анджей в палату, примчавшись утром на работу. — Я принес книгу, которую ты просил.

Кристиан сидел на постели и, болезненно морщась, массировал висок.

— Привет, Джей. Слушай, а я никогда не вел что-то типа дневника? Странное ощущение, как будто я делал какие-то записи, довольно долго.

Анджей невольно вздрогнул, вспоминая ту боль и отчаяние, что были вылиты на тетрадные листы, хранящиеся у него дома.

— Не знаю, — взяв себя в руки, пожал он плечами. — Но все возможно, молодые люди в нашем возрасте часто это делают. Дать тебе таблетку?

И снова ощущение… но все же это уже так близко к полноценному воспоминанию.

Парень покачал головой.

— Мне отец уже давал. Сказал, что завтра поедем домой, — Крис растерянно запустил пальцы в волосы.

Кристиан снова выглядел потерянным. Впрочем, оно и понятно. К лаборатории и людям, которые тут работали, он уже привык. А теперь все придется начинать сначала, конечно, парень волновался.

— Понятно. Но, знаешь, это хорошо. Возможно, там воспоминания вернутся к тебе быстрее, ведь там все родное, а здесь — стерильный стандарт, — Анджей скользнул ладонью по его волосам. — Хочешь, я с тобой поеду?

Парень кивнул:

— Если отец, конечно, разрешит, — тихо вздохнул. — Эти смутные мысли сведут меня с ума.

— Ради тебя он сделает все, — заверил Анджей, убедившийся в этом лично. Присел рядом. — Что за мысли, расскажешь?

— Я не знаю, — честно признался парень, зажмурившись. — Это как тени, может, смутные воспоминания, и постоянно меня одолевают ощущения.

— Ничего, однажды все встанет на свои места.

К сожалению, ничем больше он успокоить друга не мог.

Крис вновь кивнул и вдруг, как раньше, уткнулся лицом в чужое плечо. Чем привел собеседника в растерянность, которая, впрочем, не продлилась долго. Обняв парня, Анджей погладил его по спине, утешая.

Зная, что отъезд будет утром, он остался ночевать в лаборатории, испросив у Скайлара позволение ехать с ними. Впрочем, тот и не возражал.

Всю дорогу Крис смотрел в окно автомобиля и ничего не говорил. Такси несло их в другой конец города, но не в рабочую квартиру Скайлара, где тот жил один, а, как понял Джей, в квартиру, где мужчина проживал со своими детьми. Как только они вышли из машины, Крис начал с интересом оглядываться во дворе, после в подъезде. Когда Скайлар открывал дверь в квартиру, парнишка незаметно для отца сжал ладонь Анджея в своих пальцах.

Посмотрев на друга, тот ободряюще улыбнулся и ответил на пожатие. В этом месте он и сам был впервые, но его волнение было другого рода. У себя Кристиан мог быть другим, в его комнате могли оказаться его детские фото или что-то еще, чего Анджей не знал о нем.

— Вот ты и дома, — сказал он.

Глубоко вдохнув, Крис перешагнул порог квартиры, словно ныряя в омут с головой. С первого взгляда было понятно, что квартира более обитаема, чем та, другая, но, тем не менее, здесь было чистенько, уютно и пахло свежей выпечкой.

Кристиан на автомате стянул обувь, разглядывая прихожую.

Из комнаты вышел молоденький серый котик. Потерся о ноги Скайлара, приветствуя хозяина.

— Привет, мелкий.

Поймав чуть возмужавшего котенка из клиники, Анджей на автомате стал перебирать мягкую шерстку. Сам же с любопытством озираясь по сторонам. Котик тихонько урчал, ласкаясь к Анджею. Видимо, помнил доброго к нему парня.

Крис тем временем осторожно прошелся по квартире, скользя кончиками пальцев по поверхностям: тумбочки, полочки, и просто по стенам. Немного робко протянув руку, открыл дверь одной из комнат, безошибочно определив в ней свою.

Из кухни тем временем тихонько вышла дочь Скайлара, робко наблюдая за старшим братом, прижавшись к отцу. Все ждали, случится ли чудо.

Кристиан вошел в комнату и… очень долгое время не было слышно ни звука. Скайлар утянул дочь и помощника на кухню, молча предлагая оставить его наедине со своим прошлым и не стоять над душой. Они попили чая с восхитительными пирогами юной хозяйки, обсудили дела…

Анджей не выдержал первым.

— Я пойду, взгляну, ладно? Так тихо…

Скайлар кивнул и посмотрел в окно. Было совершенно ясно, что ему страшно сейчас идти к сыну.

Джей застал Криса за рассматриванием фотографий. Парень сидел на краешке собственной кровати и кончиками пальцев гладил глянцевые карточки в альбоме.

Комната, кстати, очень подходила Кристиану.

— Тут очень много твоих фотографий, — заметил парень, посмотрев на друга. — Почему ты не сказал, что мы были знакомы?

Вздохнув, Анджей присел рядом и более смело погладил Криса по плечу, понимая, как тому сейчас тяжело. Погладил фото, где они вдвоем на берегу озера, куда ездили в прошлом году, незадолго до болезни Кристиана.

— Понимаешь, твой отец очень боялся, что сильные эмоции навредят тебе, пока ты еще не окреп. Теперь можно, — улыбнулся он. — А ты хоть немного меня вспомнил?

Парень печально поджал губы, покачав головой.

— Ты близок мне, я это чувствую и понимаю, но каких-то конкретных воспоминаний у меня нет.

— Ничего, все вернется, обязательно. Это дело времени, — заверил Анджей, скрывая свое невольное огорчение. Окинул взглядом комнату. — Как тебе тут, нравится?

Парень кивнул, в очередной раз скользя взглядом по комнате.

— Мне очень уютно здесь. Наверное, я сам ее обустраивал.

— Думаю, да. Твоя половина нашей квартирки чем-то похожа на эту комнату…

Поднявшись, Анджей подошел к книжной полке и снял забавную керамическую фигурку, склеенную из двух половинок. Сохранил. А он думал, она давно в мусоропроводе… Протянул парню для ознакомления.

Крис осторожно взял сувенирчик, с интересом разглядывая его, почти ласково провел по нему подушечками пальцев.

— Что это?..

— А ты что-нибудь ощущаешь?

Крис на мгновение задумался, после тихо сказал:

— Это очень дорогая мне вещь, но я не могу понять, почему...

Сказать? Некоторое время Анджей размышлял над этим вопросом, потом посмотрел на друга, заново переживая тот тяжелый момент, повторения которого не хотел бы пережить.

— Это я подарил ее тебе. А это, — коснулся он шва, — мы тогда первый и последний раз поссорились, и ты ушел. Так сильно хлопнув дверью, что она упала с полки и раскололась.

— Оу... — тихо шепнул парень, опустив голову, продолжая гладить фигурку. — Я не могу вспомнить, — честно признался он.

Парень не смог скрыть горечи, и Анджей легонько, по-дружески пихнул его в плечо:

— Ну, не переживай. Пойдем-ка лучше чаю попьем, а то отец беспокоится, да и сестра по тебе соскучилась.

Кристиан без энтузиазма кивнул и поплелся за другом.

За столом он был очень молчалив, помешивая ложечкой чай. А девочка, казалось, вот-вот заплачет. Наконец, не выдержав, она встала из-за стола и крепко обняла парня, на что тот тихо удивленно охнул.

Как Анджей ее понимал… Поднявшись, он отошел к окну, чтобы не показать собственных чувств. Нет, ему было вполне достаточно, что Кристиан ощущал, ведь чужой человек не мог бы этого чувствовать, но все равно было больно. От того, что с ним нельзя было разделить то, что жило в собственной памяти, словно это был сон, от того, что было больно Кристиану.

Крис обнял девочку в ответ, поглаживая по спине.

— Эй, ну не плачь. Ты чего? — чуть улыбнулся парень, пытаясь успокоить сестру.

Всхлипнув, девочка кивнула и отстранилась, попытавшись улыбнуться. Крис же осторожно стер слезинки с ее щечек.

Анджей пробыл у них весь день, поддерживая друга и разряжая обстановку, которая местами была натянута. Было видно, что Кристиан очень старается стать тем, кого хотели видеть, но получалось далеко не всегда, только когда он отдавался инстинкту или ощущениям. И невольно закрадывались в голову мысли, что генетически передается все: внешность, инстинкты, даже душа, но… не личность, которая состояла из воспоминаний, опыта, логических умозаключений, принятых сознательно решений.

К вечеру Анджей собрался домой, обещая завтра навестить Кристиана. Просто ему надо было подумать, совладать с эмоциями.

Но ни на следующий день, ни даже через неделю из цепких лап Скайлара, который решил загрузить всех работой, ни ему, ни кому-либо из команды вырваться не удалось. Впрочем, друзья всегда были на связи, переписывались и перезванивались.

Но однажды ночью Анджею пришла смс следующего содержания:

"Я дома один. Ты можешь приехать? Срочно".

Текст явно отдавал паникой. И, напуганный таким сообщением, Анджей собрался и выскочил на улицу, на ходу набирая ответ: "Сейчас буду. Держись". Сердце колотилось, как ненормальное. Только бы Кристиану не стало плохо. Поймав частника, выложив все деньги, что нашел в кармане, он примчался на другой конец города, взлетев по лестнице, чтобы дрожащей рукой позвониться в дверь.

— Что случилось? — задыхаясь, спросил он появившегося на пороге парня.

Кристиан был бледен как мел, а взгляд его лихорадочно горел. Втянув друга в квартиру, он вдруг крепко обнял его, как будто не видел очень долго, не те несколько дней, но не меньше нескольких месяцев.

— Боже, Джей, — прошептал Крис, зажмурившись, — прости меня...

Облегченно выдохнув, Анджей обнял друга в ответ, чувствуя, как к глазам подступают слезы. Это почти забытое чувство близости, не только тел, но и сущностей. Что ты не одинок в этом мире.

— Ты что-то вспомнил? — тихо спросил он, надеясь и одновременно страшась за Криса.

— Все, — тихо шепнул Крис, не желая отпускать друга.

Категория: Скайлар | Добавил: Balashova_Ekaterina (15.03.2018) | Автор: Балашова Е.С., Захарова И.Ю. 2014
Просмотров: 46 | Теги: научная фантастикa, Рассказ, проза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar