По ту сторону небес. Глава 5. Обитель

Их встретил просторный, но тускло освещенный холл. Одним из источников света, сразу же привлекающим внимание, были зажженные свечи, плавающие в искусственном водоеме. Посреди холла. Крис сам себе качнул головой, пытаясь согнать странное почти гипнотическое оцепенение, создаваемое огоньками свеч и отблесками воды. Да что ж такое?

Заметив состояние Палмера, Хотару коснулась его локтя, поддерживая, увлекая за собой.

— Расслабься. Плыви по течению, — шепнула она, шагая к арке, из которой лился свет и слышались голоса. — Это энергетика обители. Она на всех так влияет.

Кивнув, все еще инстинктивно пытаясь бороться, Кристофер прошел в просторное помещение столовой, отделенной от кухни длинной барной стойкой. Присутствующие, сидящие за столом, подняли на них заинтересованные взгляды, и стало неуютно, точно его пожирали глазами. Хотя, может, так оно и было. А может, обитателей заинтересовала энергетика гостя.

— Добрый вечер.

Не дожидаясь особого приглашения, он поставил сумку на ближайший свободный стул — тяжело все-таки.

В ответ прозвучали осторожные приветствия, видимо, к чужакам здесь относились настороженно. Один из юнцов окинул визитеров взглядом и усмехнулся:

— Хирург скорой помощи, психиатр и ангел смерти. Вечер обещает быть интересным.

— Ой-ой-ой, — фыркнула Хотару, проходя дальше, к кухне, но все же остановилась возле парнишки и поцеловала в макушку. — Если ваше величество закончило трапезничать и лясы точить, помоги разложить продукты.

— А мороженку купила? — совсем по-детски вопросил парнишка, запрокинув голову, чтобы видеть собеседницу, на что она тут же чмокнула его в нос.

— Купила, купила, давай помогай, — после того, как парнишка нехотя поднялся, помогая Питеру с сумками, окинула всех взглядом. — Я понимаю, что слухи разносятся со скоростью цунами, но тем не менее. Позвольте представить вам: Кристофер Палмер. Доктор и просто очень хороший человек.

Смутившись, Крис подхватил сумки и поспешил следом за Хотару. Разглядывая украдкой парнишку, пытался догадаться, к какому виду нечисти тот принадлежит. Холодная энергетика. Вампир? Так и не скажешь. Не зная, где находится, он бы принял того за обычного тинэйджера. Любопытного, непоседливого сластену.

— Боюсь, все не влезет, — позволил себе заметить Кристофер, когда сыр едва не выпал обратно.

— В кладовой есть еще холодильник, — парнишка кивнул на непримечательную дверь, спрятанную в тени. — Но продуктов тут и правда… Хотару, ты уверена, что мы все это съедим? — напоровшись на ее сердитый взгляд, почти нервно засмеялся. — Понял-понял, съедим. Идем.

Чуть улыбнувшись, старательно пряча клыки, парнишка открыл дверь в кладовую и включил свет, являя Крису небольшое, но чистое помещение, облицованное кафелем, где на стеллажах хранились и продукты питания, и всякая утварь, что могла понадобиться в быту.

Оставшись с вампиром наедине, Кристофер почувствовал невольный холодок между лопаток, хотя в планы парня вряд ли входило закусить гостем. Напрасно он рисовал себе всякие ужасы, жители Обители выглядели вполне разумными существами, способными контролировать свои… наклонности. В попытке скрыть неловкость, Крис усмехнулся:

— Да тут можно хранить оснащение для маленькой армии.

— Армия ничто по сравнению с вечно голодными детьми. Маги, оборотни… Первым нужно как-то компенсировать вечную нехватку энергии, вторым… Ну волки, они и есть волки, как ни крути. Тем более без стаи, — отозвался парнишка, раскладывая продукты по полкам. Чуть усмехнулся: — Да расслабьтесь вы, никто вас не съест, и убить не попытается, ну только если ваша подружка. Я, кстати, Эрик. Эрик Митчел. Один из немногих вампиров в Обители.

— Алита не причинит мне вреда, — покачал головой Кристофер, сворачивая пустые пакеты. Да, нестабильна, но ведь ничего не забыла? Все те светлые моменты, они остались с ними. — А что, вампиры тоже тут плохо приживаются?

— Вампиры везде плохо приживаются, — засмеялся юноша, чуть тряхнув вьющейся челкой. — Эгоистичные социопаты. С такими трудно ужиться, не находите? Как они уживаются друг с другом в кланах, для меня загадка…

Поделился он, закрывая холодильник и выходя из кладовой вместе с Палмером. Предложил кофе, отказаться от которого оказалось выше его сил, и Кристофер с удовольствием согласился, заметив между тем, что Эрик не похож на социопата.

В столовой уже почти никого не осталось, только девочка вяло ковыряла брокколи в тарелке, да Хотару мыла посуду.

— Ты всех разогнала?

Улыбнувшись на сердитый взгляд наставницы, Кристофер опустился на стул. Сегодня был длинный день.

— Когда возникла необходимость мыть посуду, все сами разбежались, — засмеялась девушка, на что нахмурился уже подошедший к плите Эрик.

— Сейчас очередь Джастина. Не стоит их баловать, совсем разленятся…

— Не будь таким строгим, — девушка протянула ему только что вымытую джезву. — Ну, сдвинется дежурство на денек, не развалится ваша система.

— Сказала женщина, которая нас тут всех строила, и мы молились, когда же она уедет, — засмеялся парнишка, уворачиваясь от брызг воды. — А вообще падшая, конечно, нехило нам нервы потрепала…

— Она тут чуть больше суток, — скептично заметила девушка, доставая три чашки для кофе.

— Да-да, а энергетика полыхнула так, что меня реально чуть не спалило… — нервно засмеялся парень, чтобы, запрокинув голову, продемонстрировать шею, и ангел смерти тихо присвистнула.

Из чистого любопытства Кристофер тоже взглянул, подавшись чуть вперед, и прежняя непоколебимая уверенность в контроле Алиты пошатнулась. Ожог определенно оставил ультрафиолет, словно Эрик слишком долго провел на солнце, и теперь кожа покрылась волдырями. Он не понимал, как такое могла сделать энергетика, но не верить словам Эрика причин не было.

— Чего не залечиваешь? — спросила Хотару и вновь нахмурилась. — У вас нет запасов крови?..

— Да все у нас есть, — усталый вздох у них за спинами заставил Криса подпрыгнуть и резко обернуться. В дверях, привалившись к косяку, стоял Ричард. — Это большую часть залечили, он тут такой красавчик был с ожогом на пол-лица и кистей рук. Я сомневался, что он вообще выкарабкается… Думал уже Марселусу звонить, но, к счастью, обошлось. Доктор Палмер, рад вас видеть.

— Я и не думал, что от Алиты может исходить вред, — виновато заметил Кристофер, кивком отвечая на приветствие. С другой стороны, сейчас, как никогда, он понимал, что больше оставить падшую на попечение действительно было некому. — А как Эрелим?

Если они начнут вместе буянить, чего доброго, разнесут Обитель по камушку…

— О, к счастью, его отсюда быстро забрали, — не скрывая облегчения, тихо засмеялся Ричи, присаживаясь за стол, чтобы погладить девочку по волосам. — Алиса, тебе придется доесть овощи.

— Не хочу, — несчастно вздохнула девочка и подняла на ангела взгляд изумрудных глаз.

— Алиса, — голос мужчины прозвучал с мягким нажимом и назиданием.

Вновь вздохнув, девочка с большой неохотой отправила в рот остатки овощей, старательно жуя.

Ричард же вновь перевел взгляд на Палмера.

— Эрелим знал, на что шел, его страдания не от потери крыльев. Об этом он не жалеет. А вот Алита…

Кристофер согласно кивнул. Если ангел готов отказаться от крыльев ради человека, то его мучает лишь невозможность оберегать подопечного, как прежде. Быть рядом. И он надеялся, что, по крайней мере, второе и теперь вполне возможно.

— Она сможет когда-нибудь примириться с этим?

— Кто знает, — пожал плечами мужчина, и благодарно улыбнулся Эрику, подавшему ему чашку жасминового чая. — Она не смирилась за тысячелетия… Держалась за них, хотя они могли убить ее. Надеюсь, Питер сможет облегчить ее состояние.

— Кто бы самому Питеру помог… — хмыкнул Эрик, подавая к столу сладости.

Ричард на его замечание лишь поморщился, как от зубной боли.

— Питеру никто, кроме него самого, помочь не может, увы.

— Со свершившимся фактом смириться легче, чем с нависшей опасностью, даже если она неминуема.

Кристофер пожал плечами, делая глоток кофе, любезно поданного Эриком. Так говорил Питер, и он склонен был доверять в этом мнению профессионала, тем более с такой богатой, хм, практикой. Хотя даже с тем фактом, что твой друг, оказывается, не человек, совсем не просто смириться.

— Люцифер как-то не смирился, — нервно засмеялся вампир, и Ричард чуть не подавился чаем.

— Не будем о плохом, — мягко заметила Хотару. — К тому же, ты недооцениваешь Люцифера, ему вполне себе комфортно быть тем, кто он есть.

При звуке этого более чем легендарного имени Кристофер невольно поежился. Попробовал вспомнить, видел ли он в свое время падшего, повелевающего адом, но подсознание всегда решало само, что показать, а что оставить сокрытым в глубинах памяти.

— Ну, достигнув его высот, грех жалеть об ушедшем, м? — позволил себе заметить он.

Может, он, в самом деле, окончательно поехал крышей, но Кристофера это волновало все меньше и меньше. Даже тревога от того, что он находится в месте, населенном нестабильной нечистью, медленно сходила на нет. Ему нравилось находиться среди этих существ, и он… чувствовал себя на своем месте?

Странное ощущение. Палмеру казалось, он распрощался с ним много лет назад, когда мать увозила его прочь из родного городка, от отца и от прежней жизни… Сейчас Крис даже начал сомневаться, а было ли оно. А что? Мир вокруг него давно сошел с ума, кто даст гарантию, что ему не подсунули ложные воспоминания?

Мысль отдавала откровенным бредом, а потому Палмер качнул головой, отгоняя ее.

За оживленной беседой время текло незаметно, Кристофер вспомнил о нем, лишь когда в столовую прошел Питер Джонсон. Его лицо казалось белее, чем обычно, улыбка вспорхнула с губ. Увы, повод для их визита не был радостным.

— Как Алита? Ты видел ее раны, надо зашивать?

Джонсон передернул плечами и, пройдя к барной стойке, выудил из-под нее бокал и бутылку виски. Щедро плеснув янтарного напитка, осушил бокал буквально в два глотка, прикрыл глаза, собираясь с мыслями.

— Не знаю, как ее раны, но я сейчас чуть без крыльев не остался.

— Сболтнул, чего не следовало? — нервно усмехнулся Эрик, делая порцию кофе для психиатра.

Кристофер вздохнул, делая выводы об эмоциональном состоянии девушки, которая реально представляла опасность. По спине пробежал холодок, но он решительно отставил пустую чашку и поднялся:

— Что ж, моя очередь, — озвучил он собственную мысль. — Как к ней пройти?

— Я провожу, — вздохнул Ричард, поднимаясь со стула.

И провел. Наверх, по лабиринту лестниц и коридоров. Каких же размеров это здание?.. Впрочем, что тому мешало быть сотворенным по принципу той же Цитадели, где весь мир реконструировал себя как одно большое здание? Мысль была интересной, и ее следовало обдумать, но позже. Крис и не заметил, как они подошли к двери, которую хотелось обойти за километр. Палмера буквально сшибали с ног волны ярости, отчаяния и боли.

Перед дверью Кристофер немного постоял, собираясь с духом. Не потому, что боялся физического проявления чувств Алиты, он не мог видеть ее страдания. Пройдя в небольшую комнатку с зашторенными окнами, пропахшую лекарствами и пропитанную отчаянием, тихо окликнул девушку, делая первый шаг к сбитой постели.

— Алита.

В полумраке сверкнули гневом небесно-голубые глаза, девушка подобно маленькому зверьку подобралась на постели, словно пытаясь слиться с многочисленными подушками.

— Зачем ты пришел? Я не хочу никого видеть!

Сердце сжалось при виде ее боли, но Кристофер постарался сдержать эмоции. Ох, не вовремя проснулась эмпатия, совсем не вовремя, оставалось надеяться лишь на профессионализм, помогающий абстрагироваться.

— Понимаю. Но тебе нужна помощь, и я не могу остаться в стороне. Ты ведь знаешь?

Алита глубоко вдохнула, стараясь взять себя в руки, но ярость закручивалась в ее душе подобно урагану. Крис чувствовал это кожей. Буквально. Воздух в комнате начал искрить от напряжения.

— Крис, прошу тебя. Уйди, — каким-то чудом она умудрилась справиться с голосом, придав ему твердости.

— Я не боюсь тебя, — заверил он, подходя ближе. Рука коснулась поникшего плеча, осторожно и почти невесомо скользя вниз по спине, кончиками пальцев чувствуя липкую влагу. — Позволь мне взглянуть на твои раны.

Девушка чуть вздрогнула, но стиснула зубы, стараясь усмирить внутренних демонов.

— Я не хочу тебе навредить, Крис. Я боюсь тебе навредить.

— Этого не будет.

Верил ли он? Не так важно. Главное, убедить в благополучном исходе пациента, что повышает шансы на выздоровление.

Рука дотянулась до выключателя, и вспыхнул свет, пальцы снова погладили плечо девушки. Главное не спешить, короткими перебежками, позволяя привыкнуть к меняющейся обстановке. Коснулись окровавленных бинтов. В душе девушки поднялись страх и очередная волна гнева. Пальцы Криса ущипнул заряд статистического электричества, и он рефлекторно отдернул руку под испуганный всхлип падшей, что до побелевших костяшек стиснула одеяло.

— Тише, больно не будет, — пообещал Кристофер, достав ампулу обезболивающего.

После укола выждал, успокаивая девушку, прежде чем снять бинты и оценить объем работ. К счастью, все выглядело не так страшно, даже швы открылись не все, и это не могло не радовать. Когда все заживет, Алите обязательно станет легче. Она просто слишком долго страдала, чтобы прийти в себя как по мановению волшебной палочки. Потребуется время и масса усилий, прежде чем ее психологическое и физическое состояние придет в норму.

— Я немного подправлю швы, и все. Хорошо? — мягко спросил он, упрямо игнорируя агрессию, которую Алита все еще пыталась сдержать.

Зажмурившись, девушка кивнула, заставляя себя медленно выдохнуть. Казалось, через боль, через силу. Возможно, ей действительно было больно дышать. Возможно, мышцы каменели от постоянного напряжения, но она заставила себя аккуратно лечь на живот, открывая Палмеру доступ к спине. И Кристофер сделал все, чтобы не подвести хрупкого доверия, не причинить девушке боли. Эта операция напомнила ему о той, самой первой, когда ему доверили вести пациента с аппендицитом, конечно, под присмотром опытного профессионала, и он невольно улыбнулся. Наложив свежую повязку, сразу же отстранился, давая понять, что ничего большего в его намерения не входит.

— Вот и все, — заверил он, помогая девушке сесть, и отвернулся, позволяя привести в порядок одежду.

На некоторое время повисло молчание, нарушаемое лишь тяжелым дыханием и шелестом ткани. Затем последовал тихий всхлип.

— Алита, — он обернулся, чтобы присесть рядом на краешек кровати и осторожно привлечь плачущую девушку в свои объятья. Погладить по спутанным волосам. — Все пройдет, вот увидишь, и снова будет как прежде. Мне так не хватает тебя, веришь?

Девушка лишь продолжала всхлипывать, уткнувшись носом ему в плечо. Осторожно обняла Криса, боясь навредить, боясь саму себя. Но в чужих объятиях чуть расслабилась, тихо шепнув о том, что не знает, как с этим справиться.

— Питер поможет тебе, если ты позволишь, — замолвил Крис словечко за друга. — И я всегда буду рядом с тобой. Ты только позови меня, и я приду, как только смогу. Кстати, — неожиданно заметил он, пытаясь излучать лишь позитив, — у меня для тебя подарок.

Он мягко отстранился, замечая во взгляде Алиты проблеск интереса, и достал из сумки музыкальную шкатулку. Идея этого подарка возникла неожиданно, когда он услышал знакомую мелодию. Девушка частенько мурчала ее себе под нос, чему-то улыбаясь.

Несмело улыбнувшись, девушка дрожащими пальцами коснулась резной крышки, с робким оттенком потаенного восторга. Ее касания, эмоции были осторожными, словно бы она боялась потерять контроль над собой. Открыв шкатулку, она вдруг выдавила из себя ехидную улыбку, чуть толкнув Палмера плечом:

— Вы подкатываете ко мне, доктор Палмер?

Его Алита, она не исчезла вместе с изувеченными ангельскими крыльями. Она жива и однажды вернется, теперь Кристофер не сомневался ни единого мгновения.

— Скорее набиваюсь на очередное свидание, — ответил он ей в такт, забрасывая крючок в будущее, давая лишний повод жить и стремиться к выздоровлению.

— Доктор Палмер, — дружеский укор в голосе слегка сфальшивил, но она правда старалась выдавить из себя немного положительных эмоций. — Девушек на свидание приглашают, а не «набиваются».

С трудом поднявшись с постели, она подошла к трюмо. Опустившись на пуфик, кинула взгляд на свое отражение и, чуть поморщившись, потянулась за расческой.

Вот так, добрый знак. Если женщина вспоминает о своей внешности, значит, ей стало легче. Эту простую истину он запомнил еще с тех времен, когда жил с мамой.

— Мне в этих вопросах еще учиться и учиться, — согласился Кристофер, наблюдая, как девушка тщательно расчесывает волосы, вероятно, впервые с тех пор, как ее лишили крыльев. Стирает влажной салфеткой следы размазанной по лицу туши. — Ты ведь поможешь мне в этом?

Девушка попыталась отшутиться, заметив, что займется этим, как только вновь сможет взгромоздиться на каблуки. А после, тихонько вздохнув, осторожно спросила:

— Мальчик-вампир… Он в порядке?

Конечно, ее мучает совесть, ведь Алита добрая девушка, всегда стремящаяся помочь другим. Кристофер подошел, чтобы мягко, дружески сжать поникшее плечико:

— Немного подрумянился, но жить будет, — успокоил он, улыбаясь девушке в зеркало. — Он не держит на тебя зла.

Девушка кивнула и осторожно откинулась назад, опираясь на Криса.

Она молчала, но Крис чувствовал, ей становится легче, хотя он и не сделал ничего особенного. В голову поскреблась мысль о якоре, и он невольно улыбнулся, чувствуя, как внутри разливается тепло. Мягко погладил Алиту по волосам, радуясь малейшей ответной реакции, укрепляющей сильнее их связь. И ему не жалко было поделиться энергией и с ней, только бы она выбралась из подавленного состояния.

Он пробыл с ней несколько часов, пока девушку не сморил глубокий сон. Накрыв ее одеялом, тихонько выскользнул из пропахшей лекарствами комнаты. И вот тут-то Криса накрыла дикая слабость, совсем как после их первого свидания. Он едва успел схватиться за косяк, чтобы не упасть, когда его поддержали в до боли знакомом жесте чужие руки, от которого внутри зашлось сердце.

— Кристофер, как ты? — мягко спросил Андриель, помогая хирургу встать ровно.

— Все хорошо, — заверил Кристофер.

Теперь все будет хорошо. Опираясь на падшего, он добрался до гостиной и рухнул в кресло. Не думая о правилах Обители, закурил, жадно затягиваясь. Напряженно улыбнулся подошедшему Питеру:

— Когда Алита проснется, можешь повторить попытку. Она готова идти навстречу.

Джонсон в ответ тихо фыркнул под тихий всеобщий смешок. Ставили под сомнение его профессиональные навыки, или Крис что-то пропустил? Впрочем, за несколько часов, что он отсутствовал, даже мир мог успеть перевернуться.

Появление Андриеля в малой гостиной внесло в дружескую беседу нотки напряжения, но неудовольствия никто не выказал. Даже Ричард, не так давно обещавший придушить бывшего главу ангелов смерти, сменил гнев на милость, устроившись на подлокотнике его кресла. Видимо, падший явился без звонка… Обитель и в самом деле принимала каждого, кому это было необходимо.

Не прошло и пяти минут, как поспела новая порция кофе, и разговор сделал следующий виток. Андриель все еще имел авторитет среди нечисти, хотя бы в силу своего опыта. Впрочем, он не давил им, не поучал, оставаясь скорее наблюдателем. Находясь буквально в полуметре от него, Палмер кожей ощущал тщательно скрываемое любопытство.

Кристофер сидел бы так вечно, но, увы, он оставался человеком, а значит, у него были дела. Попрощавшись с собравшимися, он засобирался домой, и Хотару вызвалась его проводить. Их обоих. На вопросительный взгляд Криса, Андриель передернул плечами, напоминая, что он теперь смертный и не может пересекать миры без сопровождения.

Бывший наставник, при всей его бледности, выглядел несколько лучше, чем в предыдущие встречи, впрочем, возможно, Крис в силу своей собственной усталости не мог адекватно оценить чужое состояние.

Ободряюще улыбнувшись и застегнув серое драповое пальто, Андриель натянул на руки перчатки, прежде чем шагнуть в созданный Хотару коридор. Кристофер шагнул следом, в последний раз оглянувшись на собравшихся. Кто знает, встретятся ли они снова. Жизнь такая непредсказуемая штука…

Голоса уже почти затихли, Кристофер видел впереди выход в родной мир, настраиваясь, когда свет неожиданно мигнул, и проход оказался закрыт. Хотару нахмурилась, сделала пас рукой, но вместо нового коридора получила всполох пламени, опаливший пальцы, отчего она вскрикнула и отдернула руку.

Изогнув бровь, Андриель полуобернулся туда, где вместо Обители теперь сверкали бесконечные зеркальные переливы.

— Где твои манеры, Люцифер? Разве так обращаются с девушками?

По спине снова скользнул неприятный холодок. Сам Люцифер? Кристофер повернулся, надеясь и страшась увидеть повелителя ада.

Вначале его ослепил всполох пламени, заставивший зажмуриться и отступить, пытаясь проморгаться. И лишь потом появился Люцифер. Не зря его называли одним из прекраснейших ангелов, даже спустя мириады лет после Падения он продолжал сиять красотой, мягкой энергетикой. Фальшивка. Потому что в мягкой, почти ласковой улыбке прятался хищный оскал, а на глубине небесно-голубых глаз плясало пламя преисподней, и Крис не знал, как спрятаться от этого выжигающего внутренности ощущения. Отвел взгляд, только князь тьмы и не был им заинтересован, чуть склонив голову набок, он жадно всматривался в лицо Андриеля, наконец повернувшегося к нему.

— Тебе ли вспоминать о манерах, старший братец? Десять лет среди людей, и даже не удосужился пригласить меня на чай… Впрочем, я понимаю, столько дел, столько дел… Удержать власть в своих руках, убить ангелов, ни минуты свободного времени.

Кристофер хотел возразить, что убийство не дело рук Андриеля, но воздух вокруг настолько загустел от напряжения, что он с трудом сделал шаг назад, поближе к Хотару. От жара, обжигающего легкие, было трудно дышать, и он не понимал, как Андриель находит в себе силы стоять так близко к источнику. Или так присутствие Люцифера действовало не на всех?

Заметив состояние Криса, Хотару заступила ему дорогу, словно отрезая от влияния Люцифера, и это подействовало. Ее ледяная энергетика стала спасением.

— Люцифиэль, — чуть ли не елейно начал Андриель, вторя младшему брату и склоняя голову набок, отчего тот едва ощутимо вздрогнул, тут же взяв себя в руки, — у меня в последнее время проснулась жуткая непереносимость твоей энергетики. Боюсь, как бы не заработать ангионевротический отек. Так что говори кратко и по делу.

Они напоминали двух хищников, кружащих вокруг добычи.

— О, ты наконец-то озаботился своим здоровьем, — засмеялся князь тьмы, чуть запрокинув голову, чтобы затем устремить свой взгляд на Кристофера. — Даже секретарь твой, смотрю, переквалифицировался в медики скорой помощи.

Краем глаза проследив за взглядом брата, Андриель поджал губы и вновь обратил взор к владыке ада.

— Какая удивительная преданность! Поделишься секретом, дорогой брат? — продолжал тот. — А то я что не пробую, все предатели да изменники получаются! Я что-то помню, рецепт старый, но, кажется, все же запамятовал. Про одну помню точно: сотворить по образу и подобию предыдущей. Даровать ей ту же внешность, то же имя, чуток подправить черты характера, и вот она, личный рыцарь без страха и упрека, готовая убить и умереть за тебя.

— Люцифер, ты сегодня утомительно многословен, — в голосе падшего скользнули упрек и предупреждение, но того уже было не остановить.

— А что там со вторым? Немного махинаций, а потом по старой доброй схеме: притвориться добрым и понимающим наставником… Твой любимый прием. Жаль только, все пошло не так, правда? Ну ничего, пернатая братия немного подсуетилась, и вот он вновь живой, здоровый, правда, сопутствующий урон… Ну да что такое разум одного и так наполовину поехавшего смертного, перед Равновесием? Так, пустяки, — немного нервным жестом поправив челку, Люцифер вновь тихо засмеялся. — Я ничего не забыл? Если забыл, я тебе позвоню, а то, я смотрю, тебе уже нехорошо. Вдруг правда помрешь? А я уже запасся попкорном. Зрелище обещает быть красочным.

С этими словами он исчез в том же пламени, из которого появился, оставляя их в звенящей тишине зеркального лабиринта. И сразу стало легче дышать, только Кристофер не мог ответить, из-за чего сперло дыхание от жара, от удушающей тьмы или от смысла оброненных фраз. Он посмотрел на Хотару, прежде чем перевести взгляд на Андриеля, словам которого не мог доверять безоговорочно.

— О чем это он? — просил он обоих. — Он ведь говорил про моего отца, да?

— Не думаю, что нечто подобное стоит обсуждать в месте, где нас могут услышать, — невозмутимо отозвался Андриель, наконец, поворачиваясь к нему лицом.

Крис не смог ни прочитать, ни почувствовать эмоций падшего. Ледяная глыба.

А вот Хотару явно беспокоилась. Оттенки ее смятения долетали до Палмера. И только по кивку создателя она открыла очередной коридор, ведущий в квартиру Андриеля.

Вышагнув из зеркала в прихожей, Кристофер повернулся, встречая спутников, словно собирался драться. Затронутая Люцифером тема была слишком болезненной, чтобы не отреагировать, оставляя все как есть, и он хотел получить ответы. Сейчас. Немедленно. О чем и заявил, сжимая пальцы в кулаки. Не зная, сможет ли он сдержать себя от удара, когда получит запрашиваемое. Хотя нет, знал. Не сможет.

Андриель чуть поджал губы, стягивая перчатки, но все же тихо заметил, не отводя взгляда:

— Тебя очень грубым образом вклинили обратно в твою жизнь. Реальности нахлестнулись. Полагаю, разум твоего отца и так был довольно сильно расшатан. Такое грубое воздействие разрушило его окончательно, — и все. Ни вины, ни сожаления. Сухая констатация факта.

И все? Нет, Кристофера не удовлетворила эта отмазка. Отец сошел с ума из-за его воскрешения. Он действительно видел, как умер сын, естественно, что Кристофера он воспринимал как подмену. Демона, подосланного, чтобы подобраться к нему, говорящему с Богом.

— Зачем?! Зачем меня воскресили?

В порыве эмоций, Кристофер схватил падшего за лацкан драпового пальто, тот даже не отдернулся, будто совершенно не замечая чужой ярости. Его прохладная ладонь почти бережно накрыла до побеления сжатые пальцы хирурга, но он даже не попытался отстранить Палмера.

Отозвался, смотря прямо в глаза:

— Я допустил ошибку. Ее последствия пришлось исправлять.

Нет, бывший наставник не чувствовал вины, ни перед проповедником, по его вине закончившим дни в психиатрической клинике, ни перед его сыном, с которым поступал, как с марионеткой, которую можно убрать за ненадобностью в сундук, а потом снова достать. Кристоферу точно плеснули в лицо холодной водой, и он отпрянул.

— Вы просто бездушный ублюдок! — выпалил он, пятясь. — Я не хочу вас больше видеть, слышите?!

Выскочив на лестницу, Кристофер сорвал с пальца кольцо и не глядя выбросил. То, судя по звону, улетело куда-то вниз, преодолев несколько лестничных пролетов. Плевать! Криса трясло, и он поспешил скрыться в лифте, привалившись спиной к стенке. Вот только в зеркальном кубе некуда было спрятаться от мыслей. Как и убежать от самого себя.

Категория: По ту сторону небес | Добавил: Balashova_Ekaterina (11.07.2018) | Автор: Балашова Е.С., Захарова И.Ю. 2018
Просмотров: 44 | Теги: проза, фэнтези, Повесть, Мистика, Потустороннее, по ту сторону небес | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar